ВЕСТНИК ЕКАТЕРИНБУРГСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ. 2021. № 35

Читать номер целиком



РАЗДЕЛ I. ИССЛЕДОВАНИЯ



БОГОСЛОВИЕ


С. А. Колесников
Sergey A. Kolesnikov
ХРИСТИАНСКОЕ БОГОСЛОВИЕ КРАСОТЫ: ОПАСНОСТИ ВОПРОШАНИЯ И ВЕЛИЧИЕ СОЗЕРЦАНИЯ
Christian Theology of Beauty: The Dangers of Questioning and Greatness of Contemplation

Аннотация (Abstract)

В статье рассматривается вопрос о концептуальных положениях христианского богословия красоты. Актуальность данного исследования состоит в том, что современные эстетические теории требуют переосмысления в духовно-религиозном аспекте. В рамках дискуссий о смысле и предназначении прекрасного вырабатываются инновационные представления о красоте, требующие духовного фундамента и религиозной обоснованности. Определение концептуальных положений религиозно-прекрасного составляет обоснование актуальности данного исследования. Целью исследования становится рассмотрение и обоснование потенциальных ресурсов богословия красоты в осмыслении аспектов прекрасного. Методология решения поставленной проблемы определена научными задачами исследования и включает в себя как анализ современного состояния богословия красоты, так и анализ ретроспективных этапов его развития. В статье также используется индукционный метод, выявляющий общие принципы и закономерности богословия красоты, структурирующие концептуальный каркас религиозно-церковных представлений о прекрасном. Автор создает модель исследования православной эстетики, включая в качестве определяющих концептов такие принципы, как преодоление диа-эстетического понимания красоты, разделяющего прекрасное, а самое главное, отделяющего красоту от Божественного. Красота, восстающая против Божественности, обречена на вечное круговращение вокруг испытующего вопрошания «что есть истина», придумывая все новые и новые неверные ответы. В качестве практического результата исследования выступает определение модели христианского представления о красоте. В структурно-концептуальную систему христианской эстетики входят такие параметры, как духовно-гносеологический простор, определяющий возможность красоты присутствовать во всех сферах человеческого бытия; признание онтологической основы красоты; духовная потаенность красоты; кафоличность красоты, неразрывно связанная с приоритетами добра и любви; активация духовной красоты по всей шкале эмоционально-эстетических состояний; религиозно-антропологическое обоснование концепции христиански-красивого человека, являющего свою подлинную красоту в славословии Божественного; активность красоты в преображающем процессе личности; восприятие красоты как проявления духовной интуиции встречи с Божественным.
The article deals with the issue of conceptual provisions of the Christian theology of beauty. The relevance of this research lies in the fact that modern aesthetic theories require rethinking in the spiritual and religious aspect. As part of discussions about the meaning and purpose of beauty, innovative ideas about beauty are being developed requiring some spiritual grounds and religious validity. The definition of the conceptual provisions of the religious-beautiful is the rationale for the relevance of this study. The aim of the research is to examine and justify the potential resources of the theology of beauty in comprehending the aspects of beauty. The methodology for solving this problem is determined by the scientific objectives of the research and includes both the analysis of the current state of the theology of beauty and analysis of retrospective stages of its development. The induction method, which is also used in the article, reveals the general principles and laws of the theology of beauty, structuring the conceptual framework of religious and ecclesiastical ideas about beauty. The author creates a model for the study of Orthodox aesthetics, including as defining concepts such principles like overcoming the dia-aesthetic understanding of beauty which separates the beautiful, and most importantly, separates beauty from the Divine. Beauty, rebelling against Divinity, is doomed to perpetually revolve around the probing question “what is truth”, coming up with more and more incorrect answers. The practical result of the research is the definition of a model of the Christian idea of beauty. The structural and conceptual system of Christian aesthetics includes such parameters as spiritual and epistemological space, which determines the possibility of beauty to be present in all spheres of human existence; recognition of the ontological basis of beauty; spiritual secrecy of beauty; the catholicity of beauty, inextricably linked with the priorities of good and love; activation of spiritual beauty on the entire scale of emotional and aesthetic states; religious and anthropological justification of the concept of a Christian-beautiful person who shows one’s true beauty praising the Divine; the activity of beauty in the transforming process of personality; and the perception of beauty as a manifestation of spiritual intuition of meeting with the Divine.

Ключевые слова (Keywords)

богословие красоты, духовные основания прекрасного, красота и Божественность.
theology of beauty, spiritual foundations of beauty, beauty and Divinity.

Читать статью


Н. К. Антонов
Nikolai K. Antonov
К ВОПРОСУ ОБ АВТОРСКОЙ СТРАТЕГИИ СВТ. ГРИГОРИЯ БОГОСЛОВА В ЕГО «АПОЛОГИИ» (СЛОВО 3 / Or. 2)
On the Question of the Author’s Strategy of St. Gregory the Theologian in the “Apology For His Flight” (Or. 2)

Аннотация (Abstract)

В статье предложена целостная интерпретация одного из самых авторитетных текстов о священстве в церковной традиции — Апологии свт. Григория Богослова. Традиционный историко-биографический подход, по мнению автора статьи, может быть поставлен под сомнение при анализе стратегии и цели создания этого текста свт. Григорием. Предпринимается попытка рассматривать этот текст в русле античной практики declamatio, т. е. написания текста, как бы произносимого в некоторой риторической ситуации (в данном случае — обращение к своей общине новопоставленного священника, который вернулся к служению после бегства от него). Выбор жанра судебной апологетической речи можно в таком ракурсе счесть элементом этой имитации: защита своих действий позволяет автору вводить автобиографический материал с наиболее выгодной риторической позиции. Основная неавтобиографическая часть текста (Or. 2. 9–70) представляет собой совещательную речь, направленную на убеждение читателя и самого героя текста не принимать сан (т. е. апотрептик) через утверждение недостижимой высоты священнического служения. Этот фрагмент, как и все изложение главных причин бегства и возвращения героя, интерпретируется в русле концепции текста как духовного упражнения, предложенной П. Адо, т. е. как попытку изменить внутреннее устроение читателя. Автобиографический материал Апологии в таком случае понимается как описание прохождения героем текста содержащегося в нем же духовного упражнения. Весь текст в целом предлагается воспринимать по аналогии с биографиями Плутарха, т. е. как произведение, в котором описание жизненного опыта воплощает в себе определенную этическую установку. На основании этого высказывается предположение, что цель описания эмоций человека, который становится священником, не желая этого, — не создание нарратива о себе ради утверждения собственного авторитета, но попытка разрешения кризиса клира через предложение этого пути становления как парадигмального.
The article offers a holistic interpretation of one of the most authoritative texts on the priesthood in the church tradition — the Apology For His Flight of St. Gregory the Theologian. According to the author of the article, the traditional historical and biographical approach can be questioned when analyzing the strategy and purpose of creating this text by St. Gregory. An attempt is made to consider this text in line with the ancient practice of declamatio, that is writing a text, as if spoken in a certain rhetorical situation (in this case, an appeal to his community by a newly appointed priest who returned to the ministry after fleeing from it). The choice of the genre of judicial apologetic speech can be considered an element of this imitation in the following perspective: the defense of his actions allows the author introducing autobiographical material from the most favorable rhetorical position. The main non-autobiographical part of the text (Or. 2. 9–70) is an advisory speech aimed at persuading the reader and the hero of the text not to take the rank (i.e. apotreptic) through the affirmation of the unattainable height of priestly service. This fragment, like the entire presentation of the main reasons for the escape and return of the hero, is interpreted in line with the concept of the text as a spiritual exercise (P. Ado), i. e., as an attempt to change the reader’s inner setting. The autobiographical material of the Apology, in this case, is understood as a description of performing the spiritual exercise contained in it by the hero of the text. And all this text as a whole is proposed to be perceived in the same way as the biographies of Plutarch, that is, as a work in which the description of life experience embodies a certain ethical attitude. It is suggested that the purpose of describing emotions of such a person who becomes a priest, unwilling to do it, is not to create a narrative about oneself for the sake of asserting one’s authority, but to resolve the crisis of the clergy, through offering this path of development as paradigmatic.

Ключевые слова (Keywords)

свт. Григорий Богослов, священник, клир, жанр, структура, Апология, этика, совещательная речь, судебная речь, духовное упражнение.
St. Gregory the Theologian, priest, clergy, genre, structure, Apology on His Flight, ethics, deliberative speech, judicial speech, spiritual exercise.

Читать статью


протоиерей П. В. Хондзинский
Archpriest Pavel V. Khondzinskiy
ИНТЕРПРЕТАЦИЯ МУЧЕНИКОМ ИОАННОМ ПОПОВЫМ УЧЕНИЯ СВЯТИТЕЛЯ АФАНАСИЯ О ПЕРВОЗДАННОМ ЧЕЛОВЕКЕ И ЕЕ ИСТОКИ
An Interpretation of St. Athanasius’ Teaching on the First Man by St. John Popov and Its Origins

Аннотация (Abstract)

Богословское наследие мученика Иоанна Попова, профессора Московской академии и видного патролога, сегодня практически полностью опубликовано, однако до сих пор не существует посвященных ему серьезных исследований. Между тем оно интересно уже значительным разбросом затронутых им тем. И. В. Попов начинает с работы «Естественный нравственный закон», потом пишет ряд статей, по теме обожения, потом в очерке о святителе Иоанне Златоусте возвращается в известном смысле к первому своему труду, подчеркивая значение святителя как проповедника христианской нравственности. Его докторская работа посвящена блаженному Августину, а завершающим, написанным уже в годы гонений трудом, стало исследование об Иларии Пиктавийском. Предлагаемая статья, имея своей темой разбор интерпретации И. В. Поповым учения святителя Афанасия о первом человеке, не претендует, конечно, на то, чтобы раскрыть стоящие за этим многообразием глубинные интенции богословского наследия мч. Иоанна, однако сделанные в ней выводы, говорящие о стремлении Попова наполнить патрологические исследования актуальным для его времени нравственным содержанием, позволяют, кажется, сделать некоторый шаг в этом направлении. На основе анализа цитируемых И. В. Поповым текстов святителя Афанасия в статье показывается, что в антропологической концепции святителя отсутствует вменяемое ему И. В. Поповым представление о «первом» обожении и усыновлении Адама до грехопадения. В качестве гипотезы, позволяющей объяснить указанную интерпретацию учения святителя, выдвигается предположение о том, что И. В. Попову важно было проиллюстрировать восходящий к А. Гарнаку тезис об искажении, которое христианство первых веков претерпело в результате его «эллинизации». В данном случае это искажение, по мысли И. В. Попова, усваивающего свт. Афанасию платоническую риторику, обнаруживалось в забвении ради репрезентации идеала обожения о данной Адаму заповеди по возделыванию райского сада. В итоге мы приходим к парадоксальному выводу, что, упрекая святителя в насилии над священным текстом Писания, сам И. В. Попов совершает для этого некоторое насилие над текстом святителя. Не менее парадоксален тот факт, что сделанные И. В. Поповым выводы привели, собственно, к противоположным результатам, пробудив интерес к идее обожения в русской богословской мысли ХХ в.
A theological legacy of St. John Popov, an outstanding patrologist and professor in the Moscow Theological Academy, has almost completely been published by now, and yet, there are still no serious researches on it. However, for one, it is interesting because of the variety of the topics addressed. Popov starts with a work called “Estestvenniy nravstvenniy zakon” (“The natural moral law”), then he writes a series of articles on the deification, and then, in his work on St. John Chrysostom, in a way, he turns back to his first work, making an emphasis on the significance of the Saint as a preacher of Christian ethics. His dissertation is focused on St. Augustine, and his final work, written at the time of the persecutions, is a study on St. Hilary of Poitiers. Having analyzed J. Popov’s interpretation of St. Athanasius’ teaching on the first man as the subject matter, this article apparently does not claim to reveal the deepest intentions of St. John’s legacy lying behind that diversity. However, the conclusions made in this article, which show the intention of Popov to fill the patrological studies with the relevant for his time moral content, seem to enable to take a step forward in that direction. Based on the analysis of the St. Athanasius’ texts cited by J. Popov, this article shows the absence in the St. Athanasius’ anthropological conception of the idea, which was imputed by Popov, of the “first” deification and adoption of Adam before the fall. As a hypothesis, which is to explain the abovementioned interpretation of St. Athanasius’ teaching, there is a suggestion put forward, that it was important for Popov to illustrate a thesis, proposed by Harnack, of a distortion, which the early Christianity had suffered, as a result of its “hellenization”. According to Popov, who imputed the platonic rhetoric to St. Athanasius, in this case, such a distortion revealed itself in forgetting about the commandment given to Adam to till the Garden of Eden, for the sake of the representation of the deification ideal. As a result of that, the author has come to a paradoxical conclusion that, reproaching St. Athanasius for the misuse of the sacred text, Popov himself somewhat misuses the text of this Saint. It is not less paradoxical that the conclusions made by Popov had actually led to the opposite results, when they provoked the interest to the idea of deification in the twentieth century’s Russian theological thought.

Ключевые слова (Keywords)

мученик Иоанн Попов, святитель Афанасий, преподобный Антоний Великий, обожение, усыновление, христианский платонизм.
St. John Popov, St. Athanasius, deification, adoption, Anthony the Great, Christian hellenizm.

Читать статью


А. А. Андреев
Aleksandr A. Andreev
ПЕЧАТНЫЕ ИЗДАНИЯ СЛУЖЕБНИКА И ТРЕБНИКА В МОСКВЕ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII в.: ВОПРОСЫ СОСТАВА
The Content of Printed Editions of the Sluzhebnik and Trebnik in Moscow in the First Half of the 17th Century

Аннотация (Abstract)

В статье рассматривается состав изданий Служебника, Требника и особых архиерейских чинов, напечатанных на московском Печатном дворе до 1654 г. Приводится состав первопечатных изданий Служебника и Требника, который сравнивается с составом последующих изданий. Рассматриваются изменения, внесенные в состав и структуру чинопоследований в различных изданиях. Автор приходит к выводу о трех реформах («книжных справах») этих богослужебных книг в Москве в первой половине XVII в. В результате первой справы, предпринятой при патриархе Филарете, оформился состав московского печатного Требника и был отредактирован чин Великого водосвятия на Богоявление. Во время второй справы, предпринятой при патриархе Иоасафе I, были внесены изменения в чинопоследования Крещения, Венчания брака, монашеского пострига, погребения и ряд других чинов. Третья справа была предпринята при патриархе Иосифе и нацелена на искоренение практики многогласия и других литургических злоупотреблений. В результате этой справы окончательно сформировался состав Служебника и Требника в Москве: Служебник стал книгой, содержащей только чины трех литургий, суточного богослужения и некоторых дополнительных молитв. На этапе филаретовской справы нет свидетельств об употреблении в Москве греческих или славянских югозападнорусского происхождения источников, но при патриархах Иоасафе I и Иосифе киевские источники уже активнее привлекаются на Печатном дворе, о чем свидетельствует ряд текстов в служебниках и требниках этих годов, заимствованных из киевских изданий. В приложении к статье приводится сводная таблица чинов славянского Евхология, вошедших в состав московских печатных изданий дониконовского периода.
In this article, the author examines the contents of the Sluzhebnik, Trebnik and special liturgical books for hierarchs, printed at the Moscow Print Yard prior to 1654. The content of the first printed editions of the Sluzhebnik and Trebnik is outlined and compared with the content of subsequent editions. Changes made to the content and structure of liturgical offices in the later editions are considered. The author comes to the conclusion that three reforms of these liturgical books took place in Moscow in the first half of the 17th century. The first reform, undertaken under Patriarch Philaret, resulted in the formation of the content of the Muscovite printed Trebnik, as well as the reform of the rite of the Great Blessing of Water on Theophany. During the second reform, undertaken under Patriarch Joasaph I, changes were made to the rites of baptism, marriage, monastic tonsure, burial and a number of other offices. The third reform was undertaken under Patriarch Joseph and targeted the practice of mnogoglasie and other liturgical abuses. As a result of this reform, the content of the Sluzhebnik and the Trebnik was definitively codified in Moscow, and the Sluzhebnik came to contain only the three liturgies, prayers for the Liturgy of the Hours and some additional material. There is no evidence of the use in Moscow of Greek sources or Slavic sources of a Ruthenian origin during the reforms of Patriarch Philaret, but under patriarchs Joasaph I and Joseph, Kievan sources were more actively consulted by the scribes of the Print Yard, as evidenced by a number of texts in the Sluzhebnik and Trebnik editions of these years that originated in Kievan editions. A summary table of the liturgical rites of the Slavic Euchologion included in the pre-Nikonian Muscovite editions is included in the appendix.

Ключевые слова (Keywords)

литургические источники, старопечатные книги, книжная справа, Печатный двор, Евхологий, Чиновник.
liturgical sources, old printed books, reform of liturgical books, Moscow Print Yard, Euchologion, Chinovnik, Church Slavonic, Church Slavic.

Читать статью


ИСТОРИЯ ЦЕРКВИ И АРХЕОГРАФИЯ


И. Л. Манькова
Irina L. Mankova
ПРАВОСЛАВНЫЙ ЛАНДШАФТ СЕЛА АБАЛАКСКОГО В XVII в.
Orthodox Landscape of the Abalak Settlement in the 17th Century

Аннотация (Abstract)

Абалакское село известно своей чудотворной иконой Знамение Божией Матери, написанной в 1636 г. и ставшей самым почитаемым образом Сибири. Цель статьи — реконструкция процесса формирования православного ландшафта этого населенного пункта на протяжении XVII в. Под православным ландшафтом понимается система культовых объектов, размещенных на определенной территории, маркирующих ее как находящуюся под защитой высших христианских сил и обеспечивающих духовные потребности населения. Отличительной чертой православного ландшафта Абалакского села (погоста) от других сельских поселений Сибири XVII в. стала его сложность. В течение XVII в. на его территории были построены 2 Преображенских церкви (первая — с приделом во имя прп. Михаила Малеина), 2 Знаменских церкви (первая — с приделами во имя прп. Марии Египетской и свт. Николая Мирликийского), колокольня и временная часовня для хранения икон после пожара 1680 г. В результате регулярных захоронений рядом с церквями образовался некрополь. Ритуальные практики и совместная деятельность людей по созданию и поддержанию объектов православного ландшафта обеспечивали его существование как системы. В статье анализируется историография вопроса, начиная с публикаций XIX в. Обращается внимание на то, что крайне малое количество выявленных письменных источников привело к тому, что из работы в работу циркулирует один и тот же набор фактов с некоторыми дополнениями, не всегда достоверными. На основе анализа уже известных документов Сибирского летописного свода и Сказания о явлении и чудесах Абалакской иконы Богородицы, а также привлекаемых впервые архивных источников реконструирована хронология событий, связанных со строительством Знаменской церкви в 1637 г. и каменного храма в 1680–1695 гг. Обладание чудотворной иконой стало важнейшим стимулом для возведения в Абалаке одной из первых каменных церквей в Сибири. В анализе опыта этого строительства показаны механизмы принятия решений, организации работ и обеспечения стройматериалами. Обращено внимание на большую роль центральной светской власти в разрешении проблем материального характера. На основе книг выдачи государственных окладов выявляются состав штата абалакских церквей, имена и биографии священников и причетников, источники их обеспечения. Сделан вывод, что кадровый вопрос решался путем подготовки священников из местных причетников и, как правило, из детей священно- и церковнослужителей.
Abalak settlement has become famous for its miraculous icon “the Holy Sign of the Mother of God”, painted in 1636, which proved to be the most revered icon of Siberia. The author aims to reconstruct the formation of an Orthodox landscape of the Abalak settlement during the 17th century. The Orthodox landscape is interpreted as a system of religious objects found in a certain territory, marking that as protected by a higher Christian power and providing for the spiritual needs of the people. A distinctive feature of this Orthodox landscape was its complexity as compared to other 17th-century rural settlements of Siberia. During the 17th century they built on the settlement territory 2 churches of the Transfiguration (the first — with a chapel in the name of Mikhail Malein), 2 churches of the Sign (the first — with chapels in the name of Mary of Egypt and Nicholas of Mirliki), a bell tower, and a temporary chapel for storing icons after the fire of 1680. As a result of regular burials near the churches, a necropolis was formed. Ritual practices, as well as the joint activities of people to create and maintain objects of the Orthodox landscape, ensured its existence as a system. The article analyzes the historiography of the issue, starting with the publications of the 19th century. Attention is drawn to the fact that an extremely small amount of identified written sources has led to the fact that the same set of facts circulates from work to work with some additions which are not always reliable. The chronology of events related to the construction of Znamenskaya church in 1637 and the stone church in 1680–1695 is reconstructed on the basis of an analysis of the already known documents — the Siberian chronicle and the Legend of the Appearance and Miracles of the Abalak Icon of the Mother of God, as well as the archival sources used for the first time. Possession of the miraculous icon became the most important incentive for the construction in Abalak one of the first stone churches of Siberia. Having analyzed the experience of this construction the author shows mechanisms of decision-making, organization of work and supplies of building materials. Attention is focused on a great role of the central secular power in resolving material problems. The composition of the staff of the Abalak churches, the names and biographies of priests and clergymen, as well as the sources of their support are revealed on the basis of the state salary books. It is concluded that the personnel issue was then resolved by training priests from local clergymen and, as a rule, children of the priest’s and churchmen’s families.

Ключевые слова (Keywords)

православный ландшафт, история Сибири XVII в., Абалакское село, Абалакский погост, абалакская Знаменская церковь.
Orthodox landscape, history of Siberia in the 17th century, Abalak settlement, Abalak churchyard, Znamenskaya church in Abalak.

Читать статью


П. Ф. Широков (иером. Ферапонт)
Pavel F. Shirokov (Hieromonk Therapont)
СТАНОВЛЕНИЕ ДУХОВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ВОЛОГОДСКОЙ ЕПАРХИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII в.
Formation of Spiritual Education in the Vologda Diocese in the First Half of the 18th Century

Аннотация (Abstract)

В настоящей статье рассматриваются основные этапы становления духовного образования в Вологодской епархии в первой половине XVIII в. В истории Русской Православной Церкви до начала XVIII в. уровень духовного просвещения был чрезвычайно низким, большинство епархий не имело пастырских школ. Вологодская духовная семинария, открытая в начале XVIII в., на сегодня является древнейшим духовно-образовательным центром северо-запада России. В настоящей статье проводится анализ деятельности Вологодских архиереев в деле становления духовного образования в епархии в рассматриваемый период. Статья основана на комплексном анализе архивных материалов, хранящихся в государственном архиве Вологодской области и церковной периодической печати. Особый интерес при изучении истории среднего духовного образования в Вологодской епархии представляют статьи региональных историков, основоположников исторического источниковедения в Вологде, преподавателей семинарии — Николая Ивановича и Ивана Николаевича Суворовых, опубликованные в Вологодских епархиальных ведомостях. В качестве дополнительной литературы были использованы труды современных исследователей истории становления отечественной богословской науки. Цель данного исследования заключается в попытке рассмотреть основные проблемы, с которыми столкнулись в провинциальных епархиях при обустройстве духовных школ в начале XVIII в. Статья охватывает период с 1724 г., когда была предпринята первая попытка открытия архиерейской школы в г. Вологде, до середины XVIII в., когда духовная семинария была окончательно оформлена и приобрела соответствующий статус и положение. На основе имеющихся материалов автор показывает, что в начальный период истории духовного образования в России судьба духовных школ зависела полностью от епархиальных архиереев, которые определяли направление их деятельности. В условиях полной зависимости от местных материальных ресурсов и воли епархиального начальства духовные школы не были достаточно материально обеспечены. Таким положение оставалось вплоть до середины XVIII в.
This article considers the main stages of the spiritual education organization in the Vologda diocese in the first half of the 18th century. Until the early 18th century the spiritual education level in the Russian Orthodox Church was extremely low, and most dioceses did not have their pastoral schools. Opened at the beginning of the 18th century, the Vologda Theological Seminary is currently the oldest spiritual and educational center in the North West of Russia. The author analyzes Vologda bishops’ activity in the sphere of spiritual education development within the considered period. The article is based on a comprehensive analysis of the archival materials from the State Archive of the Vologda region, as well as the Church periodicals. Particular value for studying the history of secondary spiritual education in the Vologda diocese are the articles written by the seminary teachers N. I. Suvorov and I. N. Suvorov, the regional historians and founders of the historical source studies in Vologda, whose works were published in the Vologda Diocesan Gazette. The works of the modern researchers exploring the history of the Russian theological science formation were used as additional literature. The purpose of this study is to try to consider the main problems encountered in the provincial dioceses in the arrangement of theological schools at the beginning of the 18th century. The article covers the period from 1724, when the first attempt to open a Bishop’s school in the city of Vologda was made, to the middle of the 18th century, when the Seminary was finally formed and acquired the appropriate status and position. Having used the available materials, the author shows that in the initial period of the history of the theological education in Russia the spiritual schools’ fate depended entirely on the diocesan bishops, who determined the direction of their activities. Under the conditions of complete dependence on local material resources and the will of diocesan authorities, the theological schools were not properly provided with material support. This situation remained until the middle of the 18th century.

Ключевые слова (Keywords)

Вологодская епархия, Вологодская духовная семинария, духовное образование, архиерейская школа, епархиальный архиерей.
Vologda Diocese, Vologda Theological Seminary, spiritual education, Bishop’s school, diocesan bishop.

Читать статью


А. В. Полетаев
Andrey V. Poletaev
НОВЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ В КОЛЛЕКЦИЮ СТАРОПЕЧАТНЫХ КНИГ БИБЛИОТЕКИ ЕКАТЕРИНБУРГСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ: КНИГИ XVII–XVIII вв.
New Additions to the Collection of Old Printed Books of the Library of the Ekaterinburg Theological Seminary: Books of the 17th–18th Centuries

Аннотация (Abstract)

Статья представляет материалы по книжной археографии кирилловской традиции. Работа знакомит читателей со старопечатными книгами из собрания Екатеринбургской духовной семинарии. Она содержит научное описание 14-ти старопечатных книг XVII–XVIII вв.

Из представленных в статье книг 8 являют собой продукцию Московского Печатного двора XVII в.: 1) Минея общая (1 октября 1628 г.); 2) Евангелие учительное (17 марта 1633 г.); 3) Октоих, часть 2-я (10 октября 1638 г.); 4) «Сборник из 71 слова» (29 июня 1647 г.); 5) Мелетий Смотрицкий. Грамматика (2 февраля 1648 г.); 6) Октоих, часть 1-я (6 января 1649 г.); 7) Евангелие учительное (12 июня 1652 г.); 8) Апостол (3 июня 1655 г.).

Книга начала XVIII в., выпущенная еще там же, на Печатном дворе, в описании только одна — Минея служебная, сентябрь (январь 1710 г.).

4 книги XVIII в. изданы в Москве уже после того как Печатный двор получил наименование «Типография Святейшего Синода»: 1) Евангелие учительное воскресное (декабрь 1724 г.); 2) Последование молебных пений (октябрь 1743 г.); 3) Минея служебная, июнь (октябрь 1768 г.); 4) Часослов (июль 1769 г.).

Последняя из описанных книг, образец старообрядческой печати — выпущенное в середине 90–х гг. XVIII в. в Клинцовском посаде типографом Ф. К. Карташевым Житие Василия Нового с ложным выходом: «Издана в типографии Почаевской».

Немаловажен факт, что все без исключения книги в нашем описании имеют на своих листах интереснейшие записи (вкладные, купче–продажные, владельческие и др.) XVII–XX вв.
The article presents materials on the book archeography of the Cyril tradition. The work acquaints readers with old printed books from the collection of the Ekaterinburg Theological Seminary. It contains a scientific description of fourteen old printed books of the 17th–18th centuries. Eight books presented in the article are the products of the Moscow Printing House of the 17th century: 1) Common Menaion (October 1, 1628); 2) Teaching Gospel (March 17, 1633); 3) Octoechos, part 2 (October 10, 1638); 4) “Collection of 71 Homilies” (June 29, 1647); 5) Meletiy Smotrytsky. Grammar (February 2, 1648); 6) Octoechos, part 1 (January 6, 1649); 7) Teaching Gospel (June 12, 1652); 8) Books of the Apostles (June 3, 1655). In the description there is only one book of the beginning of the 18th century — Service Menaion for September, published in the same place at the Printing House (January, 1710). Another four books of the 18th century were published in Moscow after this Printing House had received the name “Printing House of the Holy Synod”: 1) The Sunday Teaching Gospel (December, 1724); 2) The Succession of Prayer Chants (October, 1743); 3) Service Menaion for June (October, 1768); 4) Book of Hours (July, 1769). The last of the described books, a sample of the Old Believer press, published by the typographer F. K. Kartashev in Klintsovsky Posad in the mid-1790s — The Life of Vasily the New, with false publication data: “published in the Pochaev printing house”. It is also important that all the described books without any exception have sheets with interesting records of the 17th–20th centuries (about donators and proprietors, sale and purchase, etc.).

Ключевые слова (Keywords)

Библиотека Екатеринбургской духовной семинарии, камеральная книжная археография, старопечатная книга XVII–XVIII вв.
Library of the Ekaterinburg Theological Seminary, office book archeography, old printed book of the 17th–18th centuries.

Читать статью


А. Г. Грушевой
Aleksandr G. Grouchevoy
Н. М. АНИЧКОВ КАК АВТОР И ИНИЦИАТОР ПРОЕКТА ЗАКРЫТИЯ ШКОЛ ИМПЕРАТОРСКОГО ПРАВОСЛАВНОГО ПАЛЕСТИНСКОГО ОБЩЕСТВА В 1909 г.
N. M. ANICHKOV AS THE AUTHOR AND INITIATOR OF THE PROJECT OF CLOSING SCHOOLS OF THE RUSSIAN IMPERIAL ORTHODOX PALESTINE SOCIETY IN 1909

Аннотация (Abstract)

Архив Императорского православного палестинского общества, находящийся в основном в Москве, в Архиве внешней политики Российской империи (АВПРИ), используется в настоящий момент недостаточно, что видно на примере того, как многие важные события из истории Общества фактически остаются вне поля зрения исследователей, несмотря на доступность источников. Одним из таких событий была угроза закрытия школ Общества в Сирии в 1909 г. вследствие серьезного финансового кризиса 1905–1908 гг., вызванного уменьшением числа готовых жертвовать деньги на нужды Палестинского общества. Финансовым сложностям способствовала и бесплатность обучения в школах, число которых в начале XX в. возросло.

В этих условиях сформировались 2 подхода к решению судьбы школ Общества в Сирии. Дипломаты (Б. Н. Шаховской, А. А. Гагарин, И. А. Зиновьев) доказывали важность школ для интересов и престижа государства в целом. В своих донесениях они писали, что соблюдение государственных интересов России на Ближнем Востоке важнее финансовых затрат на школы. Эта точка зрения была услышана, и деньги нашлись, что и спасло школы от закрытия.

Другой подход отражен в документах и письмах вице-председателя ИППО Н. М. Аничкова и, отчасти, секретаря Совета ИППО А. А. Дмитриевского. Они предлагали решать проблему финансовых сложностей путем закрытия школ ИППО в Сирии и ограничить просветительскую деятельность Общества Палестиной. В то же время они допускали сохранение деятельности ИППО в полном объеме в случае получения полноценного финансирования, но не считали это направление деятельности ИППО приоритетным в отстаивании государственных интересов России на Ближнем Востоке. Позиция Н. М. Аничкова и А. А. Дмитриевского поддержки не получила.
The archive of the Imperial Orthodox Society for Palestine Studies, now housed in Moscow, in the Archives of Foreign Politics of the Russian Empire, for the time being has been used insufficiently, and this entails the fact that certain number of important events in the history of the Society are overlooked by the experts, despite the accessibility of the sources. And the threat of closure faced by the Society’s schools due to financial difficulties in Syria in 1905–1908 is one of such events. During the years of the first Russian revolution (1905–1908) the Society confronted serious financial crisis owing to the reduction in the number of those who were able to give money for the needs of the Society. Besides, the schools were free for local Christian population, and the number of the schools had increased by the beginning of the 20th century, which added to financial woes of the Society. During these years two approaches to determining the fate of the schools in Syria were gradually forming among Russian diplomats and the members of the Society. The approach based on the state interests was expressed by the Russian diplomats (B. N. Shakhovskoy, A. A. Gagarin, I. A. Zinoviev). They argued in favor of importance of the schools maintaining for the national interests of Russia in the Near East. In their reports they wrote that the observance of state interests of the Russian Empire was worth the high maintenance costs essential for the schools’ existence. Finally, their point of view had been accepted by the governmental milieu, and the schools of the Society were saved from closing in 1909.

Another approach can be seen through the documents and letters by N. M. Anichkov, the vice-chairman of the Society, and A. A. Dmitrievsky, the Secretary of the Council of the Society. Both of them proposed to fix the financial problems of the Society by closing the schools in Syria and keeping them only on the territory of Palestine. At the same time, N. M. Anichkov and A. A. Dmitrievsky considered full-scale funding as a precondition for continuance of the Society activities at the same level; still they didn’t admit the school issue to be a priority in defending the Russian state interests in the Near East. Their position didn’t gain the governmental support.

Ключевые слова (Keywords)

арабы-христиане, Российская империя, Палестинское общество, Н. М. Аничков, Б. Н. Шаховской, А. А. Дмитриевский, Сирия, Палестина, школы Палестинского общества.
Arab-Christians, Russian Empire, Imperial Orthodox Palestine Society, N. M. Anichkov, A. A. Dmitrirevsky, B. N. Shakhovskoy, Syria, Palestine, schools of the Palestine Society.

Читать статью


С. Г. Петров
Stanislav G. Petrov
БОГОСЛУЖЕНИЕ ОБНОВЛЕНЧЕСКОГО МИТРОПОЛИТА АНТОНИНА (ГРАНОВСКОГО) ГЛАЗАМИ ПРАВОСЛАВНЫХ ВЕРУЮЩИХ
Church Service of the Renovationist Metropolitan Antonin (Granovsky) Through the Eyes of the Orthodox Believers

Аннотация (Abstract)

Рассмотрен неизвестный ранее исторический источник, посвященный особенностям богослужения одного из лидеров обновленческого раскола в Православной Российской Церкви — епископа Антонина (Грановского; 1865–1927). Данная работа стала продолжением уже сданной в печать статьи, в которой освещается богослужебная практика обновленческого архиерея, подробно изложенная в отправленном Патриарху Тихону докладе духовенства и монашествующих Московского Страстного монастыря. Цель настоящей статьи — ввести в научный оборот и опубликовать составленное в форме открытого письма публицистическое произведение под названием «Разве вам неизвестно?», которое появилось в московской церковной среде и подписано анонимной подписью «Верующий». В нем ведется резкая полемика с услышанной в одном из московских храмов проповедью епископа Антонина и дается оценка его реформаторским усилиям по изменению языка богослужения. Подробно представлены события из жизни архиерея, которые были отмечены в открытом письме: от официальной поддержки кампании по изъятию церковных ценностей и до создания обновленческого Высшего Церковного Управления, возглавляемого епископом Антонином. Сделан вывод, что автор открытого письма провидчески предугадал практически все цели, преследовавшиеся большевиками в кампании по изъятию церковных ценностей и приглашении епископа Антонина участвовать в ней в качестве представителя от Православной Российской Церкви. Приведены сведения об истории создания и месте хранения экземпляра открытого письма, текст которого опубликован в статье. Установлено, что этот экземпляр изготовлен рукой известного религиозно-общественного деятеля того времени, литератора и журналиста И. М. Трегубова (1858–1931). Открытое письмо обновленческому епископу Антонину публикуется с учетом современных научных норм эдиционной археографии.
The article considers a previously unknown historical source dedicated to the peculiarities of the divine services of one of the leaders of the Renovationist schism in the Orthodox Russian Church — Bishop Antonin (Granovsky; 1865–1927). This paper is a continuation of the article already submitted for publication, which highlights the liturgical practice of the Renovationist bishop, detailed in a report sent to Patriarch Tikhon by the clergy and monastics of the Moscow Passion Monastery. The purpose of this article is to publish and introduce into scientific circulation a publicistic work under the title “Don’t You Know?” which appeared in the Moscow church environment in the form of an open letter, and was signed with the anonymous signature “Believer”. The letter disputes sharply the Bishop Antonin’s sermon heard in one of the Moscow churches and judges his reform efforts to change the language of worship. The events from the bishop’s life, noted in the open letter, have been presented in detail: from official support for the confiscation of church valuables and to the creation of the Renovationist Supreme Church Administration, headed by Bishop Antonin. It is concluded that the author of the open letter foresaw almost all the goals pursued by the Bolsheviks with the campaign for confiscation of church valuables and through their invitation of Bishop Antonin to participate in it as a representative of the Russian Orthodox Church. The article provides information on the storage location and history of the creation of a copy of the open letter, the text of which is also published here. It has been established that this copy was a manuscript by a well-known religious and public figure of that time, writer and journalist I. M. Tregubov (1858–1931). The open letter to the Renovationist Bishop Antonin is published in accordance with the modern scientific norms of archeography.

Ключевые слова (Keywords)

Русская Православная Церковь, обновленческий раскол, изъятие церковных ценностей, патриарх Тихон, епископ Антонин (Грановский), источники.
Russian Orthodox Church, Renovationist schism, confiscation of church valuables, Patriarch Tikhon, Bishop Antonin (Granovsky), sources.

Читать статью


О. Е. Шелудякова
Oksana E. Sheludyakova
НЕПРЕРЫВНОЕ ДУХОВНО-МУЗЫКАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В ЕКАТЕРИНБУРГСКОЙ ЕПАРХИИ
Continuing Church-Singing Education in the Ekaterinburg Eparchy

Аннотация (Abstract)

В статье рассматриваются проблемы современного церковно-певческого образования на различных его ступенях, анализируется соответствующий опыт Екатеринбургской митрополии. Внимание уделяется всем уровням образования: начальному этапу — в воскресных школах, студиях и певческих школах при храмах; системе воспитания певчих на курсах и вечернем отделении регентского факультета Екатеринбургской духовной семинарии (ЕДС); обучению регентов на профильном отделении семинарии и на высшей ступени образования по специальности «Древнерусское певческое искусство» (ДрПИ) в Уральской государственной консерватории имени М. П. Мусоргского.

На всех этапах образования необходимо задействовать несколько составляющих: глубоко изучить опыт предшественников в церковно-певческом образовании (прежде всего программы Синодального училища и Придворной певческой капеллы, певческих и регентских курсов), привлекать самые современные разработки богословских дисциплин, учитывать не только отечественный, но и международный опыт светской музыкальной педагогики.

В стандарты, разработанные Учебным комитетом Русской Православной Церкви по специализациям «Регент церковного хора, преподаватель» и «Певчий церковного хора», включены несколько важнейших блоков. Первый из них предполагает освоение музыкально-теоретических дисциплин на уровне музыкальной школы и музыкального колледжа — сольфеджио, элементарной теории музыки, гармонии, анализа музыкальных форм и др. Второй блок имеет вероучительную направленность и включает изучение истории Церкви, церковнославянского языка, церковного Устава, догматики, Ветхого и Нового Завета и т. д. Наконец, важнейшую роль играют музыкально-практические дисциплины (регентование-дирижирование, церковное пение, богослужебная практика и проч.), т. к. именно они позволяют учащимся приобрести важнейшие профессиональные навыки и в результате обучения получить необходимую специализацию.

В статье делается вывод о необходимости преемственности и последовательности, глубокой взаимосвязи между ступенями духовно-музыкального образования. Высказаны рекомендации по дальнейшему совершенствованию непрерывного церковного-певческого образования на Урале.
The article concerns issues of church and chant education at its various stages. The respective experience of Ekaterinburg Metropolia has been analyzed. Attention is paid to all levels of education: primary level in Sunday schools, studious and chant schools at parishes; professional development system for cantors and part-time studies at the cantor faculty of Ekaterinburg Theological Seminary; education of choirmasters at the specialized department of the seminary, as well as the higher level of education with specialization in “Old Russian Chant Art” at the Urals Mussorgsky State Conservatory. The author emphasizes that several components are to be applied at all the education stages: the predecessors’ experience in church and chant education (first of all, the programs of Synod School and the Court Chapel Choir, as well as chant and choir-master courses) should be thoroughly studied; and state-of-the-art development of theological disciplines should be applied; and both domestic and international experience of secular music pedagogy should be also taken into account. The Standards developed by the Russian Orthodox Church Education Committee in the fields of specialization “Chuch Choir-master, Teacher” and “Chorister”, include a number of most important units. The first one offers the music and theoretical component at the music school level, followed by the music college: studying solfeggio, elementary music theory, harmony, etc. The second one is aimed at the religious doctrine and includes Ecclesiology, Old Church Slavonic, Church Constitution, Dogmatics, studying the Books of the Old and New Covenant, etc. Finally, the most important part is played by music and practical disciplines (choir directing, liturgical chant, liturgical practice, etc.), which allow students to obtain the most important professional skills and get the required specialization in the process of education.

The conclusion is made on the necessity of continuity and consistency of studying, considering a deep interrelation of the stages of religious and musical education. Recommendations on further improvement of ongoing church and chant education in the Urals are provided.

Ключевые слова (Keywords)

непрерывное образование, церковно-певческое образование, регентская школа, регент, певчий.
continuing education, church-singing education, regent school, choir-master, chantor.

Читать статью



РАЗДЕЛ II. ПУБЛИКАЦИИ



Л. С. Соболева
Larisa S. Soboleva
«НЫНЕ ДУША МОЯ РАДОСТИЮ НАПОЛНИСЯ И СЕРДЦЕ МОЕ ВЕСЕЛИЕМ ИГРАЕТЪ»: РУКОПИСНОЕ ПОУЧЕНИЕ XVII в. НА ПРАЗДНИК АКАФИСТА БОГОРОДИЦЕ
“Now My Soul Is Filled With Joy and My Heart Is Glad”: A Seventeenth-Century Handwritten Sermon on the Feast of the Akathist of the Theothokos

Аннотация (Abstract)

Проповедь на праздник Акафиста Богородице — одна из самых лирических и торжественных в рукописном сборнике «Статир». Анонимный автор создал его в 80–90 гг. XVII в. Рукопись сохранилась в единственном экземпляре и находится в собрании Румянцева 411 (Рукописный отдел, Российская государственная библиотека, Москва). Автор — священник из церкви Похвалы Богородице на землях строгановской вотчины в Орле-городке. Он с большим вдохновением создавал проповедь, надеясь, что любовь и почитание Богородицы станет основой для исправления нравов и праведной христианской жизни. Проповедь обращается к многочисленным источникам, перечисляя символы Богородицы и восхваляя Ее нравственную чистоту. В статье раскрываются исторические условия создания текста, художественные особенности и авторская позиция. Существенным приемом привлечения внимания паствы становится признание собственной греховности. Автор уравнивает себя с прихожанами, желая достичь единения и тем самым воздействовать на нравственные правила жизни. Тексту присущи высокая эмоциональность и образная насыщенность, что делает его достойным внимания различных исследовательских направлений, начиная от лингвистических изысканий в истории языка, исторической поэтики церковной литературы и заканчивая историей духовной культуры Прикамья и российской словесности XVII в. Текст проповеди публикуется впервые.
The sermon on the feast of the Akathist to the Mother of God is a most lyrical and solemn in the manuscript collection “Statir”, created by an anonymous author in the 1680–90s. Survived in a single copy, the manuscript is held in the Rumyantsev Collection 411 (Manuscript Department of the Russian State Library, Moscow). Its author was a priest from the Church of the Intercession of the Mother of God located in the Stroganov estate in Orel-town. He wrote the homily with great inspiration, hoping that love and reverence for the Bearer of God would become the basis for the correction of manners and righteous Christian life. The Sermon turns to numerous sources, listing the symbols of the Holy Mother and praising Her moral purity. The article reveals the historical environment and artistic peculiarities of the text, as well as the author’s position. An essential device for attracting the attention of the flock is the author’s acknowledgement of his own sinfulness. The author equates himself with readers, desiring to achieve unity and thus influence the moral rules of life. The text is highly emotional and figurative, which makes it worthy of attention in various fields of research, ranging from linguistic research in the history of language, historical poetics of church literature to the history of spiritual culture of the Kama region and the Russian literature of the 17th century. The text of the sermon is published for the first time.

Ключевые слова (Keywords)

проповедь, праздник Акафиста Богородице, Орел-городок, культура XVII в, история христианской литературы.
sermon, feast of Akathist to the Mother of God, Orel-town, culture of 17th century, history of Christian literature.

Читать статью


Т. А. Богданова, А. К. Клементьев
Tatiana A. Bogdanova, Aleksandr K. Klementiev
ПИСЬМА ПРОФЕССОРОВ МОСКОВСКОЙ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ ПРОФЕССОРУ ПЕТРОГРАДСКОЙ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ НИКОЛАЮ НИКАНОРОВИЧУ ГЛУБОКОВСКОМУ (1902–1921 гг.)
Letters from Professors of the Moscow Theological Academy to Nikolay Nikanorovich Glubokovsky, Professor of the Petrograd Theological Academy (1902–1921)

Аннотация (Abstract)

В декабре 1917 г. постановлением Совета народных комиссаров все образовательные учреждения духовного ведомства (церковно-приходские школы, духовные училища и семинарии, женские епархиальные училища, учительские семинарии, миссионерские школы и прочие со всем имуществом и капиталами) были переданы из духовного ведомства в ведение Народного комиссариата по просвещению. Фактически вся система духовного образования в России (низшая, средняя и высшая ступени), складывавшаяся на протяжении двух столетий, была ликвидирована. В январе — феврале 1918 г. прекращено финансирование церковных учреждений, священнослужителей, законоучителей. Первой перестала существовать Петроградская духовная академия. Московская, Киевская и Казанская продолжали бороться за жизнь, существуя в крайне стесненных условиях и полулегально. Об этом трагическом времени в жизни Московской академии и ее профессоров повествуют публикуемые ниже письма.

Профессор Санкт-Петербургской духовной академии (с 1891 г.) Н. Н. Глубоковский не был чужим для Московской академии, которую окончил в 1889 г. В Совете МДА в 1891 г. защитил магистерскую, в 1897 г. докторскую диссертации и впоследствии не порывал связей с Московской академией, переписывался со многими ее профессорами. Пространство публикуемой переписки охватывает в основном послереволюционное время и ограничено отъездом Н. Н. Глубоковского из России 29 августа 1921 г. Публикация включает письма трех профессоров Московской духовной академии: И. В. Попова (27 писем), Н. И. Серебрянского (6 писем) и священника В. Н. Страхова (9 писем), 2/15 августа 1920 г. избранного проректором академии. Письма содержат сведения об учебном процессе, о переменах в составе профессоров и перемещении академии из Сергиева Посада в Москву, о взаимоотношениях с Высшим церковным управлением, об источниках финансирования и других вопросах. В письмах И. В. Попова также есть сведения о преподавании в Московском университете, а в письмах Н. И. Серебрянского об академии, устроенной епископом Феодором (Поздеевским) в Даниловом монастыре. Большинство профессоров высшей духовной школы были выходцами из среды сельского причта, в условиях наступившего голода и разрухи многие искали опоры, уезжая на родину в деревню. Интересны и ценны свидетельства И. В. Попова о его «крестьянствовании» в селе Самуйлово Гжатского уезда Смоленской губернии и сообщаемые Н. И. Серебрянским сведения о жизни на погосте Крекшино Островского уезда Псковской губернии, где его отец был настоятелем Никольского храма. Оба профессора пытались продолжать научную деятельность, совмещая жизнь в деревне с преподаванием в высшей школе.

Слова профессора МДА С. С. Глаголева «умирающая академия блуждает» характеризуют положение всей высшей духовной школы в 1918–1922 гг. Публикуемые письма не просто дополняют, но углубляют представления о трагических изменениях, происходящих в русской культуре, в сфере духовной. Как свидетельствовал И. В. Попов, «и без того чрезвычайно тонкий слой русской ученой интеллигенции редеет все больше и больше. Сходят со сцены специалисты и таланты, не каждый год родящиеся и вырабатываемые годами долгой подготовки, а на их место стать некому».
In December 1917, a resolution of the Council of People’s Commissars subordinated all the educational institutions of religious department (parish schools, theological schools and seminaries, female diocesan schools, teachers’ seminaries, missionary schools and others, with all possessions) to the jurisdiction of the People’s Commissariat for Education. In fact, the entire system of religious education in Russia (from primary to higher levels), which had been developing over two centuries, was liquidated. Funding for the church institutions and clergy, as well as for teachers of the Law of God was stopped in January — February of 1918. Petrograd Theological Academy was first to stop its existence. The Academies in Moscow, Kiev and Kazan continued to survive semi-legally, operating in extremely cramped conditions. The letters published below tell about these tragic times for the Moscow Theological Academy and its professors.

Nikolay N. Glubokovsky, Professor of St. Petersburg Theological Academy (since 1891) stayed in close contact with Moscow Theological Academy, having graduated from it in 1889. In 1891 he completed his master’s degree and in 1897 his doctoral degree in the Council of Moscow Theological Academy, so the scientist never broke off ties with this Academy and corresponded with many of its professors. The published correspondence covers mainly the post-revolutionary period until Glubokovsky’s departure from Russia on August 29, 1921. The publication includes letters from 3 professors of the Moscow Theological Academy: 27 letters of I. V. Popov, 6 — of N. I. Serebryansky and 9 letters of priest V. N. Strakhov, who was elected vice-rector of the Academy on August 2/15, 1920. The letters contain information on the educational process, and changes in the professors’ staff, as well as on the relocation of the Academy from Sergiev Posad to Moscow, and relations with the Supreme Church Administration, funding sources and other issues.

The correspondence of I. V. Popov also mentions teaching at Moscow University, and N. I. Serebryansky’s letters touch upon the academy set up by Bishop Theodore (Pozdeevsky) in the Danilov Monastery. Coming from the rural priesthood, many professors of higher theological school returned back to countryside, looking for support in the conditions of the onset of famine and devastation. Particularly interesting and valuable are Popov’s descriptions of his “peasantry” in the village of Samuylovo at Gzhatsky district of the Smolensk province, and Serebryansky’s information about his life on the Krekshino graveyard at Ostrovsky district of the Pskov province, where his father served rector of the St. Nicholas temple. Both professors tried to continue their scientific activities, combining life in the countryside with teaching at a higher school.

The words “dying academy wanders” put by professor of the Moscow Academy S. S. Glagolev, characterize the overall situation of the higher theological school in 1918–1922. The published letters not just complement, but deepen the understanding of the tragic changes taking place in Russian culture and spiritual sphere during that period. As professor I. V. Popov testified, “the already extremely thin layer of the Russian learned intelligentsia is thinning more and more. Disappearing are the specialists and talents, who are born rarely and formed by years of long preparation, and there is no one to take their place instead”.

Ключевые слова (Keywords)

Н. Н. Глубоковский, мученик И. В. Попов, священник В. Н. Страхов, Н. И. Серебрянский, Московская духовная академия, Церковь и революция 1917 г., академическая корпорация, духовное образование, вскрытие святых мощей.
N. N. Glubokovsky, martyr I. V. Popov, priest V. N. Strakhov, N. I. Serebryansky, Moscow Theological Academy, Church and Revolution of 1917, academic corporation, religious education, opening of holy relics.

Читать статью



РАЗДЕЛ III. ПЕРСОНАЛИИ



Священник И. А. Никулин
Priest Ivan A. Nikulin
НОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПО ИСТОРИИ ПРАВОСЛАВИЯ В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В XVII в. (к юбилею Ирины Леонидовны Маньковой)
A New Research on the History of Orthodoxy in Western Siberia in the 17th Century (To the Anniversary of Irina L. Mankova)

Аннотация (Abstract)

В 2021 г. отмечает юбилей известный специалист по истории Церкви на Урале и в Западной Сибири Ирина Леонидовна Манькова. В канун этого знаменательного события вышла монография, являющаяся результатом ее многолетних исследований. В книге рассматривается история формирования православного ландшафта (системы институциональных и символических культовых объектов) городов, появившихся в период русского освоения Урала и Западной Сибири в XVII в. Объектами исследования стали Тобольск как административная и духовная столица Сибири; крупнейшие транзитные города Верхотурье и Туринск, расположенные на «государевой дороге»; городские поселения, находившиеся на северо-восточном (Пелым, Березов) и юго-восточном (Тюмень, Тара) «векторах» русской колонизации. Новизна исследования заключается как в использованном автором методологическом подходе, так и в обширном фактическом материале, извлеченном в основном из архивов, что позволило автору сделать ценные выводы и наблюдения. Книга способна побудить исследователей к дальнейшему изучению актуальной темы.
In 2021 Irina Leonidovna Mankova, a well-known specialist in the Church history in the Urals and Western Siberia, celebrates her jubilee birthday. A monograph of Irina Leonidovna, summarizing many years’ research on the Orthodox landscape of the cities of the Eastern Urals and Western Siberia in the 17th century, was published in the run-up to the anniversary, at the end of 2020. The publication examines the history of Orthodox landscape formation (a system of institutional and religious objects such as monasteries, chapels and temples, etc.) in the cities appeared during the development of the Eastern Urals and Western Siberia by Russians. The objects of this research are Tobolsk, as an administrative and spiritual capital of Siberia, and the largest transit cities Verkhoturye and Turinsk, located on the “sovereign road”, as well as the urban settlements on the north-eastern (Pelym, Berezov) and south-eastern (Tyumen, Tara) directions of Russian colonization. The novelty of the research lies both in the methodological approach used by the author, and in the extensive factual material, extracted mainly from the archives, which has allowed the author to draw valuable conclusions and observations. The book is able to encourage more researchers to further studying a relevant topic.

Ключевые слова (Keywords)

И. Л. Манькова, Западная Сибирь, XVII в., историография, православный ландшафт.
I. L. Mankova, Western Siberia, 17th century, historiography, Orthodox landscape.

Читать статью