ВЕСТНИК ЕКАТЕРИНБУРГСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ. 2020. №1(29)

Читать номер целиком



ИССЛЕДОВАНИЯ



БОГОСЛОВИЕ


Священник Андрей Постернак
Priest Andrey Posternak
Статус вдов в Первом послании апостола Павла к Тимофею (1 Тим 5. 3–16)
The status of widows in The First Epistle of Paul to Timothy (1 Tim 5. 3–16)

Аннотация (Abstract)

В статье рассматривается фрагмент Первого Послания апостола Павла к Тимофею (1 Тим 5. 3–16) как один из важнейших канонических текстов, определивших трансформацию статуса вдов в последующей церковной традиции. Данный отрывок анализируется как цельный текст, отражающий складывание особого чина вдов (апостол называет их «истинными»), которые в христианских общинах воспринимались как обездоленные и нуждавшиеся в материальной помощи, предоставлявшейся им Церковью на определенных условиях: вдовы преклонного возраста (старше 60 лет) были обязаны хранить безбрачие, отличаться благочестивой жизнью (непрестанной молитвой, добрыми делами, воспитанием детей и внуков). В статье делается вывод, что апостол не рассматривал жизнь «истинных» вдов как институциональное служение, однако его установки были восприняты последующей церковной традицией, освятившей подвиг целомудрия для женщин, таким путем преодолевавших собственную греховную природу. И хотя женская аскеза давала таким вдовам (и девам) большую свободу в жизни, чем другим женщинам имперской эпохи, однако развивалась в рамках церковной традиции и не создавала альтернативную модель поведения женщин, стремившихся к общественной эмансипации. Безбрачие и зрелый возраст будут важнейшими условиями для вступления женщин в чин диаконисс, получивший развитие в восточной части империи, что способствовало его отождествлению поздними авторами с чином вдов. В статье разобраны толкования данного фрагмента апостольского послания отцами Церкви (свт. Иоанн Златоуст, св. Иероним, свт. Амвросий Медиоланский) и другими церковными авторами, показана рецепция апостольских слов в последующую эпоху, проанализированы мнения современных исследователей, рассматривавших хранение целомудрия женщинами как путь к освобождению от ограничений патриархального общества своего времени или как начало институализации женского служения диаконисс.
The article considers a fragment of the First Epistle of Paul to Timothy (1 Tim 5. 3–16) as one of the most important canonical texts that determined the transformation of women’s status in the late Church tradition. This passage is analyzed as an integral text reflecting the development of a special rank of widows (the Apostle calls them “truly widows”); Christian communities considered them to be the destitute ones who required material assistance provided by the Church under certain conditions: widows of advanced age (over 60 years) were obliged to keep celibacy and live a decent and pious life (unceasing prayer, good deeds, upbringing of children and grandchildren). The article concludes that the Apostle did not regard the life of “truly widows” as an institutional ministry, but the Apostle’s opinion was adopted by the subsequent Church tradition which sanctified the feat of chastity for women overcoming their own sinful nature in this way. Although women’s asceticism gave greater freedom of behavior to such widows (and virgins) than to other women of the Imperia, however, it was developing within the framework of Church tradition and did not provide an alternative model of behavior for the women seeking social emancipation. Celibacy and old age became the essential conditions for women to have the rank of deaconesses developed in the Eastern Empire, which led to its unjustified identification with the rank of widows by later authors. The article explores the interpretation of this fragment by the Church Fathers (St. John Chrysostom, St. Jerome, St. Ambrose of Milan) and other Church authors, shows the perception of the Apostolic words in the subsequent period. The author analyzes the views of modern researchers who consider the chaste lifestyle of women as a way to liberation from the framework of the contemporary patriarchal society or as the beginning of institutionalization of women’s ministry of the deaconesses.

Ключевые слова (Keywords)

вдовы, Первое Послание апостола Павла к Тимофею (1 Тим 5. 3–16), церковное служение, традиция, диакониссы.
widows, the First Epistle of Paul to Timothy (1 Tim 5. 3–16), Church ministry, tradition, deaconesses.

Читать статью


П. И. Мурилкин
Pavel I. Murilkin
Проблема Божественного воздаяния по произведению блж. Августина «Заметки на Книгу Иова»
The problem of divine retribution in the work of saint Augustine “Notes on the Book of Job”

Аннотация (Abstract)

Настоящая статья посвящена разбору учения блж. Августина по его малоизвестному сочинению «Заметки на Книгу Иова» о Божественном воздаянии, которое человек получает за свои поступки. Это произведение не было доступно для русскоязычного читателя до недавнего времени, что, конечно, является значительным пробелом для целостного изучения святоотеческой экзегезы Книги Иова. В настоящей статье приводятся некоторые яркие и, на наш взгляд, важные фрагменты текста сочинения, грамотно и качественно переведенные латинистом В. М. Тюленевым, с привлечением нами латинских цитат и терминов, проясняющих ход мысли блж. Августина в его сочинении на оригинальном языке. «Заметки» — это единственное произведение учителя Церкви, всецело посвященное толкованию данной трудной для понимания ветхозаветной Книги, в которой приводится история человека, испытавшего попущенные Богом невинные страдания. Труд является наброском незавершенного масштабного комментария, который автор не смог закончить. Хотя он не придерживается в произведении деления на смысловые параграфы и часто его мысли не вполне выразительны и отточены, как в знаменитых его трактатах, тем не менее, собрав разрозненные высказывания и проанализировав их, можно реконструировать целостную картину видения блаженным проблемы воздаяния, ее оценки и разрешения. Прежде всего для блж. Августина важно показать, что непонятные для человека страдания не говорят о Божественной несправедливости, так как человеческий ум не может в полной мере познать Промысл Божий и уразуметь действия Творца. Учитель Церкви особо, вдумчиво рассуждает о преходящем характере земного бытия, нелогичных и неясных событиях, происходящих в жизни, о невинных страданиях, с первого взгляда свидетельствующих для представителей секулярного общества о торжестве несправедливости. Блж. Августин смотрит на данный вопрос с другой стороны, полагая в самом временном, тленном характере земных благ яркое свидетельство существования благ вечных, которые человек может получить после последнего Божьего Суда. Таким образом, полноценное воздаяние от Всевышнего является только в вечности, что девальвирует значение земных человеческих страданий как абсолютного зла.
This article is devoted to the analysis of the teaching of St. Augustine in his little-known work “Notes on the Book of Job” about the Divine retribution that man receives for his actions. This work was not available to the Russian-speaking reader until recently which of course is a significant gap for a holistic study of the patristic exegesis of the book of Job. This article presents some bright and, in our opinion, important fragments of the work, competently and qualitatively translated by the Latin translator V. M. Tyulenev, with the involvement of Latin quotations and terms that clarify the course of thought of St. Augustine in his original composition. “Notes” is the only work of this teacher of the Church, entirely devoted to the interpretation of the abstruse book of the Old Testament containing the story of a man who has experienced the “unearned” suffering with the God’s permission. The work is an outline of the incomplete large-scale comment which St. Augustine could not finish. Although St. Augustine does not adhere to dividing the text into semantic paragraphs, and sometimes his thoughts are not quite expressive and refined, as in his famous treatises, one can nevertheless reconstruct by collecting and analyzing his scattered statements a complete picture of the author’s vision of the problem of retribution, its assessment and resolution. First of all, Blessed Augustine considered it rather important to show that the sufferings incomprehensible to a person do not mean any divine injustice, because the human mind can neither fully understand the Providence of God nor comprehend the Creator’s actions. The teacher of the Church discusses thoughtfully and with great care the transient nature of earthly existence, with illogical and unclear events taking place in life, as well as the “innocent” suffering, at first sight testifying to the representatives of secular society about the triumph of injustice. St. Augustine looks at this question differently, believing that the very temporary and perishable nature of earthly goods is a vivid evidence of the existence of eternal goods that one can receive after the Last Judgment. Thus, the full retribution from the Almighty would appear only in eternity which devalues the significance of earthly sufferings of a human being as a kind of absolute evil.

Ключевые слова (Keywords)

Иов, Августин, пелагианство, воздаяние, наказание, страдание, «невинные» страдания, благо, загробная жизнь.
Job, Augustine, Pelagianism, retribution, punishment, suffering, “innocent” suffering, good, afterlife.

Читать статью


ИСТОРИЯ ЦЕРКВИ И АРХЕОГРАФИЯ



Г. М. Зеленская
Galina M. Zelenskaya
К вопросу об авторе новооткрытого анонимного сочинения о Патриархе Никоне
To the question of an author of the newly discovered treatise on patriarch Nikon

Аннотация (Abstract)

Анонимное сочинение начала 1690-х гг. о патриархе Никоне (1605–1681) обнаружено С. К. Севастьяновой в одном из списков его «Возражения» на вопросы боярина С. Л. Стрешнева и ответы на них Газского митрополита Паисия Лигарида (рукопись рубежа XVII–XVIII вв.). Текст, написанный частично от имени самого патриарха, продолжает 27-й вопрос-ответ и завершает огромный полемический труд первосвятителя. Предлагаемая статья рассматривает возможность причастности к анонимному произведению иеродиакона Тимофея (Рвовского-Каменевича; последняя четверть XVII в.) — проповедника и уставщика Троицкого Афанасьевского монастыря на реке Мологе в Угличском уезде, выходца из Западной Руси, известного, но малоизученного писателя и редактора-составителя летописных сводов. Троицкая обитель была в 1660-х и 1680–1690-х гг. приписана к Воскресенскому монастырю Нового Иерусалима, откуда присылались на Мологу иеромонахи в звании строителей. На основании исторических источников расширен список этих строителей, управлявших Афанасьевской обителью в 1680-х — 1690-х гг. Статья характеризует их как учеников патриарха Никона и уделяет особое внимание поездке иеродиакона Тимофея в 1683 г. в Ферапонтов монастырь с целью доставить в Новый Иерусалим церковную утварь, пожалованную в 1676 г. ссыльному монаху Никону царем Алексеем Михайловичем. Впервые опубликован перечень привезенных вещей по оригиналу Описи Воскресенского монастыря 1685 г., хранящемуся в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА, Москва). Очерчен близкий Каменевичу круг почитателей патриарха, писавших о нем и стремившихся повторить его уникальные творения в конце XVII в. Выявлены черты, присущие анонимному сочинению и произведениям Рвовского: владение барочной риторикой, образность, склонность к использованию рифм, неологизмов, греческих слов и определений превосходной степени. Все это позволяет говорить о возможности участия иеродиакона Тимофея в завершении «Возражения» и об актуальности монографического исследования его трудов.
Anonymous essay of the early 1690s about Patriarch Nikon (1605–1681) discovered by S. K. Sevastyanova in one of his lists of “Objections” to the boyar S. L. Streshnev’s questions and Ghazian Metropolitan Paisius Ligarid’s answers (manuscript of the turn of the 17th– 18th centuries). The text written partially on behalf of the Patriarch continues the 27th question-answer and completes Primate’s huge polemic work. The offered article considers possible participation in the anonymous work of hierodeacon Timofey Rvovsky-Kamenevich (last quarter of the 17th century) — the preacher and an ustavshchik of Trinity Afanasyevsky Monastery on the Mologa River in the Uglich County, the native of western Russia, famous, but a little studied writer and the editor originator of annalistic compendiums. The Troitsk monastery in 1660s and 1680–1690s belonged to the Resurrection Monastery of New Jerusalem from where celibate priests in a rank of builders were sent to Mologa. On the basis of historical sources, the list of these builders who ruled the Afanasyevsky Monastery in the 1680s–1690s has been expanded. The article characterizes them as pupils of the Patriarch Nikon and pays special attention to a trip of hierodeacon Timofey in 1683 to Ferapontov Monastery with the purpose to deliver the church utensils granted in 1676 to the exiled monk Nikon in New Jerusalem by the tsar Alexey Mikhaylovich. For the first time the list of the delivered things on the original Inventory of the Voskresensky monastery of 1685 stored in the Russian State Archive of Ancient Acts (Moscow) is published. The circle of the admirers of the Patriarch close to T. Kamenevich writing about him and seeking to repeat his unique creations at the end of the 17th century is outlined. The author reveals the lines inherent in the anonymous composition and works by Timofey Rvovsky: possession of baroque rhetoric, figurativeness, and tendency to use of rhymes, neologisms, Greek words and definitions of a superlative degree. All this speaks about a possibility of participation of hierodeacon Timofey in completion of «Objection» and about relevance of a monographic research of its works.

Ключевые слова (Keywords)

патриарх Никон, Троицкий Афанасьевский монастырь в Угличском уезде, иеродиакон Тимофей (Рвовский-Каменевич).
Patriarch Nikon, Trinity Afanasyevsky Monastery in the Uglich County, hierodeacon Timofey Rvovsky-Kamenevich.

Читать статью


Е. В. Кустова
Elena V. Kustova
Предание о Пышакской Раифской Богоявленской пустыни: мифы и факты
A legend on the Pyshakskaya Raifa-Epiphany hermitage: the myths and the facts

Аннотация (Abstract)

Статья посвящена преданию о создании в Вятской и Великопермской епархии Пышакской Раифской пустыни. Предание используется в исторических исследованиях, начиная еще с конца XIX в. Историки с большим доверием относились к его сведениям, при этом комплексного источниковедческого анализа предания не проводилось. Только в работах дореволюционных вятских историков — П. Н. Луппова и В. И. Шабалина — выражалось сомнение относительно времени основания пустыни. В данной статье предание впервые комплексно рассматривается в контексте известных источников XVII–XVIII вв. Несмотря на узкий круг документов, сохранившихся за 30-летнюю историю монастыря, удалось обнаружить упоминания пустыни в описях, переписных и хлебных книгах, актовых материалах Российского государственного архива древних актов и Центрального государственного архива Кировской области. Впервые публикуются наиболее ранние документальные упоминания о пустыни 1690-х гг., а также сведения о ее сложном экономическом положении в Петровское время. Документы позволили уточнить время появления обители, выдвинуть предположения относительно выбора места ее создания и инициаторов ее постройки. Особо подчеркивается роль в создании пустыни архиепископа Вятского и Великопермского Ионы, который сознательно формировал духовный центр на северо-западе епархии из сел с почитаемыми иконами. Также благодаря архивным документам пересматривается версия предания о закрытии монастыря, которое было связано с запретительными законами Петра I — в частности, с указом об объединении малобратственных монастырей. Отдельно рассматривается история Раифской иконы Божией Матери. Делаются выводы о недостоверности приведенных в предании сведений о начальной истории пустыни и Раифского образа. В частности в статье доказывается ошибочность тезиса об основании пустыни в конце XVI в., которое произошло столетием позднее. Также опровергается версия о том, что пустынь именовалась изначально в честь Раифской иконы Божией Матери, поскольку ее название на рубеже XVII–XVIII вв. было связано с Раифскими мучениками.
The article is devoted to the legend of creation of the Raifa monastery in the village of Pyshak of the Vyatka and Great Perm’ diocese. Since the late 19th century the legend was used for purposes of research work as the historians relied on its information. However, a comprehensive source analysis was not carried out. First doubts about the time of monastery foundation were expressed only in the pre-revolutionary works of the Vyatka historians Pavel Luppov and Vasily Shabalin.

In this article the legend for the first time is comprehensively considered in the context of the known sources of the 17th–18th centuries. For the 30-year history of the monastery it is just a narrow circle of documents that has been preserved. Nevertheless, the author has found references to the monastery in the inventories, census and bread books, and also in assembly materials of the Russian State Archive of Ancient Acts and the Central State Archive of the Kirov Region. The earliest documented references to the monastery of the 1690’s, as well as the information on its difficult economic situation in the time of Peter the Great, are also published for the first time. These documents allow the researcher to clarify the time of the monastery foundation and put forward an assumption about the initiators of its construction and the choice of monastery location. The author has emphasized the role of Jonah, the Vyatka and Great Perm’ Archbishop, who intentionally formed a religious center in the north-west of the diocese choosing the villages with miraculous icons. Also, on the basis of archival documents, a version of the legend concerning closure of the monastery, which was previously associated with the restraining laws of Peter I, in particular with the decree on the unification of small-scale monasteries, is being revised. The history of the Raifa icon of the Holy Mother is considered separately. The author concludes that the information given in the legend about the initial history of the monastery and the Raifa icon is unreliable. The article proves the fallacy of the thesis about monastery foundation at the end of the 16th century, which actually occurred a century later. Also refuted is the version that the monastery was originally named in honor of the Raifa icon of the Mother of God, since the name given at the turn of the 17th–18th centuries was associated with the martyrs of Raifa.

Ключевые слова (Keywords)

Пышакская Раифская пустынь, Вятская и Великопермская епархия, монашество, предание, источниковедение, епископ Иона.
Pyshakskaya Raifa Hermitage, Vyatka and Perm diocese, monasticism, legend, source study, Bishop Jonah.

Читать статью


Г. В. Бежанидзе
Georgy V. Bezhanidze
История появления и рецепция указа 1722 г. «Об объявлении священникам открытых им на исповеди преднамеренных злодейств»
The history of emergence and perception of the decree of 1722 “on the revealing by Priests Intentional Crimes confessed to them”

Аннотация (Abstract)

Статья посвящена изучению указа 1722 года «Об объявлении священникам открытых им на исповеди преднамеренных злодейств». Указ неоднозначно трактуется в историографии. Некоторые исследователи видят в нем нарушение церковных установлений о сохранении тайны исповеди. В статье рассматриваются причины и обстоятельства появления указа, а также примеры из дел Петровской эпохи, которые упоминаются в тексте указа. Автор показывает, что указ является более пространным изложением 11 и 12 пунктов Прибавления к Духовному регламенту. Указ был издан в виде циркулярного объявления от Святейшего Синода, которое при Петре I было разослано по епархиям, однако при императоре Петре II изъято из употребления. Сам указ имеет внутренние противоречия, и его применение с самого начала было весьма затруднено. В статье впервые приводятся примеры использования положений указа, отраженных в Прибавлении к Духовному Регламенту, в синодальной практике. Автор приходит к выводу, что к середине XIX столетия сложилась традиция толкования указа в духе церковных правил. Значительную роль в ее формировании сыграл святитель Филарет Московский. Согласно церковной интерпретации указа, священник должен докладывать о том, что он узнал на исповеди не органам политического сыска, а архиерею, который, в свою очередь, если сочтет нужным, может проинформировать государственную власть. Важно, что сведения, полученные на исповеди, не могут служить основанием для ареста или иных процессуальных действий в отношении подозреваемого, но носят информативный характер. Святейший Синод также решительно противодействовал попыткам представителей государственной власти принудить священнослужителей к нарушению церковных установлений. Священноначалие указывало, что сохранение тайны исповеди необходимо, чтобы исповедники не утаивали свои грехи к погибели собственной души. Позиция иерархии нашла отражение в светском законодательстве, которое после судебной реформы 1864 г. строго запрещало священнослужителям свидетельствовать в суде по отношению к признанию, сделанному им на исповеди, без всяких исключений.
The article is devoted to studying the decree of 1722 entitled “On the Revealing by Priests Intentional Crimes Confessed to Them”. It has been ambiguously interpreted in historiography. Some scholars see in the decree a violation of church regulations to maintain the confidentiality of a confession. The article discusses causes and circumstances of the decree emergence and examples of cases of the Petrine era, which are mentioned in the text of the decree. The author shows that the decree is a more extensive statement of paragraphs 11 and 12 of the Appendix to the Spiritual Regulations. The decree had been issued in the form of a circular announcement from the Holy Synod, which under Peter I was sent to the dioceses, but under the emperor Peter II withdrawn from use. The decree had some internal contradictions, and its implementation turned to be difficult from the very beginning. It is for the first time, that some examples of using in the synodal practice the decree clauses of the Appendix to the Spiritual Regulation are provided in an article. The author concludes the tradition of interpreting the decree in the spirit of church rules had been developed by the middle of the 19th century. St. Philaret of Moscow played a significant role in its formation. According to the clergy’s understanding of the decree, a priest was supposed to report on what he learned during a confession, not to the bodies of political investigation, but to the bishop, who could then inform the state authorities if necessary.

It was important that the information obtained in a confession could be taken into consideration only and not served as a basis for arrest or other procedural actions in relation to the suspect. The Holy Synod was also resolutely opposed to any attempts of state authorities to force clergymen to violate the church regulations. The hierarchy indicated that the secrecy of a confession was necessary so that the confessors would not hide their sins which posed a threat to their souls. The hierarchy’s position was reflected in the secular legislation, which after the judicial reform of 1864 strictly forbade priests to testify in court about recognition of confessors, without any exceptions.

Ключевые слова (Keywords)

Русская Православная Церковь, церковно-государственные отношения, тайна исповеди, святитель Филарет Московский, Святейший Синод.
Russian Orthodox Church, church-state relations, the confidentiality of confession, St. Philaret of Moscow, Holy Synod.

Читать статью


В. С. Блохин
Vladimir S. Blokhin
Отношение к вероучению Армянской Апостольской Церкви в русской церковной литературе до середины XIX в.
Attitude Towards the Creed of the Armenian Apostolic Church in the Russian Church Literature up to the Mid of 19th Century

Аннотация (Abstract)

В настоящей статье анализируются оценки вероучения Армянской Апостольской Церкви, преобладавшие в русской православной церковной литературе периода XII — середины XIX в. Анализ данных оценок важен не только с точки зрения сравнительного богословия, но он имеет первостепенное значение при изучении истории взаимоотношений Русской Православной Церкви с Армянской Апостольской. В имеющихся на сегодня научных публикациях затронуты лишь отдельные стороны изучаемой проблемы. Полноценно анализ отношения к армянскому вероучению в эпоху Средневековья и Нового времени с точки зрения истории русско-армянских церковных связей в отечественной исторической литературе практически не осуществлялся. Объектом анализа выступают опубликованные и неопубликованные (архивные) исторические источники.

Установлено, что вплоть до середины XIX в. на страницах русской православной церковной литературы, принадлежавшей к разным жанрам (жития, догматические сочинения, публицистика, справочные издания), армянское вероучение оценивалось как «еретическое». Во второй половине XVII — первой половине XIX в. в полемических сочинениях, направленных против старообрядцев, русские церковные авторы обвиняли последних в двоеперстии, которое, по свидетельству исследователей, некогда использовали и армяне. Изначально резко негативное отношение к Армянской Церкви представители Русской Православной Церкви унаследовали от Византии. Предвзятому отношению к армянскому вероучению и обрядам в русской православной среде способствовало также отсутствие литературы, которая могла бы познакомить русского читателя с истинными основами вероучения и обрядов Армянской Церкви. В 1841 г. католикос всех армян Иоаннес Карпеци обратился к императору Николаю I с просьбой о защите Армянской Церкви от необоснованных и ложных обвинений богословского и обрядового характера. Данное обращение послужило поводом к началу публикации в России работ, посвященных истории и вероучению Армянской Церкви, что впоследствии стало основой для корректировки и изменения оценок армянского вероучения как со стороны православных священнослужителей, так и представителей церковно-исторической и богословской науки.
This article analyzes the assessment of the Armenian Apostolic Church creed, which prevailed in Russian Orthodox ecclesiastical literature during 12th — mid 19th century. The analysis of this assessment is important not only in terms of comparative theology, but is also of paramount importance for the study of relations between the Russian Orthodox and the Armenian Apostolic Church. Available scientific publications provide only certain aspects of the issue. A full analysis of the attitude to the Armenian doctrine in the Middle Ages and new era in terms of the history of Russian-Armenian church relations has hardly been carried out in Russian historical literature. The objects analyzed in this article are published and unpublished (archival) historical sources.

Up to the mid 19th century the Armenian creed was considered “heretical” by the authors of Russian Orthodox ecclesiastical literature of different genres (hagiography, dogmatic works, political or topical journalism, reference books). In the second half of 17th — the first half of 19th century in their polemical works against the Old Believers, Russian church authors accused them of making a sign of the cross with two fingers, which according to researchers, had been used by Armenians. Initially, representatives of the Russian Orthodox Church inherited a sharply negative attitude towards the Armenian Church from Byzantium. Lack of literature that could introduce a Russian reader to the true foundations of the Armenian Church creed and rites also contributed to the prejudice towards them in the Russian Orthodox environment. In 1841, the Catholicos of All Armenians, Ioannes Karpetsi, appealed to Emperor Nicholay I with the request to protect the Armenian Church from unfounded and false accusations of theological and ceremonial nature. This appeal led to the publication of works devoted to the history and doctrine of the Armenian Church, which later served as the basis for adjusting and changing the assessments of Armenian doctrine by both Orthodox clergy and representatives of ecclesiastical-historical and theological sciences.

Ключевые слова (Keywords)

Армянская Апостольская Церковь, богословие, вероучение, католикос всех армян, Русская Православная Церковь, русско-армянские отношения, старообрядчество.
Armenian Apostolic Church, Theology, Creed, Catholicos of all Armenians, Russian Orthodox Church, Russian-Armenian Relations, Old Belief.

Читать статью


И. В. Дергачева
Irina V. Dergacheva
Православный храм во Флоренции и его знаменитые прихожане
Orthodox Church in Florence and Its Famous Parishioners

Аннотация (Abstract)

Флоренция оказала особое влияние на Ф. М. Достоевского во время его пребывания в Италии. Писатель побывал во Флоренции дважды: впервые — в 1862 году с Н. Н. Страховым, второй раз — с женой Анной Григорьевной; он провел в этом городе 8 месяцев. В это время Флоренция уже получила статус столицы Итальянского королевства. Для того, чтобы раскрыть субъективное представление писателя о «genius loci» души итальянских городов, так глубоко имплицитно отразившееся в тексте романа «Идиот», представляется важным описать историю русского православного храма во Флоренции. Это поможет оценить факторы влияния образов Флоренции на художественный текст в дискурсе писателя и представить комплекс интертекстуальной корреляции с итальянской культурой. Центральное место в романе «Идиот», законченном во Флоренции, занимает рассказ князя, соотносимый с концептом «Италия», о прозрении им некоего подобия небесного рая за линией горизонта, «где небо с землею встречается», там, по словам князя, таится и разгадка всего, и начинается новая жизнь. Образ православного русского храма, где в литургических текстах священнослужители истолковывают образы «иного мира», является своеобразным loci communes в творчестве писателя: слова «церковь», «храм», «собор» являются наиболее частотными в художественных текстах Ф. М. Достоевского. В нарративе писателя образы пространства храма связаны с темами судьбоносных встреч героев, темами отпевания (танатологический дискурс Достоевского), венчания. Однако особенно важным представляется существование в романе «Идиот» «упорядоченной доминантной системы, построенной на основании точно определенных литургических, агиографических и храмовых акцентов». В статье делается попытка определить значение русского православного храма для Ф. М. Достоевского и других знаменитых русских, оставивших заметный след в истории Флоренции. В приложении публикуются архивные материалы об истории храма.
Florence had a special influence on F. M. Dostoevsky during his stay in Italy. The writer visited Florence twice: for the first time — together with N. N. Strakhov in 1862, for the second time he spent 8 months in this city with his wife Anna Grigorievna. By that time, Florence had already received the status of the capital of the Italian Kingdom. In order to reveal Dostoevsky’s subjective idea of the “genius loci” of the souls of Italian cities, so deeply implicit in the text of the novel “Idiot”, it is important to describe the history of the Russian Orthodox Church in Florence. It would help to investigate the influence of the place factor (local text) on Dostoevsky’s artistic creativity, assess the typology of the Italian text, study it in the writer’s discourse, and present a complex of inter-textual correlation with the Italian culture. The central place in the novel “Idiot”, completed in Florence, is the story of the prince, correlated with the concept of Italy, about his insight of some kind of heavenly paradise beyond the horizon line, “where the sky meets the earth”, there is the solution to everything and a new life begins here. The image of an Orthodox Russian temple, where clergymen interpret in liturgical texts images of the “other world”, is a kind of loci communes in the writer’s work: the words “church”, “temple” and “cathedral” are most frequently used in the literary texts of F. M. Dostoevsky. In the writer’s narrative, the images of a temple space are associated with a church service description, themes of fateful meetings of the characters, as well as with themes of the funeral service (a thanatological discourse of Dostoevsky) and the wedding. The author attempts to determine the significance of a Russian Orthodox temple for F. M. Dostoevsky and the other famous Russians who had left a noticeable mark on the history of Florence. The annex contains archival materials about the history of the temple.

Ключевые слова (Keywords)

Ф. М. Достоевский, А. Г. Достоевская, образы Италии, православный храм, Флоренция, локальный (итальянский) текст Достоевского, языковая картина мира.
F. M. Dostoevsky, A. G. Dostoevskaya, images of Italy, Orthodox Church, Florence, local (Italian) text of Dostoevsky, language picture of the world.

Читать статью


Иеромонах Ферапонт (Широков)
Hieromonk Therapont (Shirokov)
Роль и значение начальствующих лиц духовных школ в противодействии революционным волнениям в семинариях начала ХХ в. (на примере Вологодской духовной семинарии)
The Role and Influence of Theological Schools’ Leaders in Countering Revolutionary Unrests in Seminaries in the Early 20th Century (on
the example of the Vologda Theological Seminary)

Аннотация (Abstract)

В настоящей статье на примере Вологодской духовной семинарии проводится попытка рассмотреть роль и значение ректоров и инспекторов в противодействии революционным волнениям в семинариях в начале ХХ в. Рассмотрение революционных волнений в духовных школах впервые предпринял церковный историк, впоследствии один из идеологов обновленческого раскола, Б. В. Титлинов. В основе данной статьи лежит дневник выпускника Вологодской духовной семинарии Никифора Ильинского, который в течение более чем 30-ти лет трудился в родной духовной школе в должности помощника инспектора. Ильинский оставил ценные воспоминания о событиях, свидетелем которых являлся. Кроме того, при написании статьи использовались материалы Российского государственного исторического архива г. Санкт-Петербурга и Государственного архива Вологодской области, большая часть которых впервые вводится в научный оборот.

Целью данной статьи является изучение деятельности ректоров и инспекторов семинарии по предотвращению революционных волнений, а также способов противодействия ученическим движениям. Методология данного исследования главным образом основана на историческом методе исследования, предполагающем рассмотрение источников, описывающих события и их развитие. Данный метод позволяет воссоздать реальную историческую картину происходивших в начале ХХ в. событий. Не менее важным является применение биографического метода, при помощи которого возможно указать значение личностей, игравших важную роль в событиях рассматриваемого периода. Использован также метод анализа источников по изучаемой теме, как архивных, так и опубликованных.

Статья охватывает период с 1900 по 1918 гг. В эти годы в Вологодской семинарии сменилось 3 ректора и 4 инспектора. На период пребывания ректором протоиерея Александра Агрономова и инспектором священника Алексия Лебедева выпали 2 крупных волнения в стенах семинарии — 1901 и 1905 гг. В обоих случаях семинария была временно закрыта, а все учащиеся уволены. Относительное спокойствие наступило в период ректорства протоиерея Николая Малиновского. Это связано с его личным участием в жизни семинарии, а также плодотворной совместной деятельностью с инспектором Николаем Хильтовым. При последнем ректоре протоиерее Николае Кибардине не происходило никаких серьезных потрясений, вплоть до закрытия семинарии в 1918 г.
The author of this article makes an attempt to consider the role and administrative weight of rectors and inspectors in counteracting the revolutionary unrest in seminaries at the beginning of the 20th century using the example of the Vologda Seminary. It was Boris Titlinov, the Church historian and one of the ideologists of the Renovationist schism, who first began to consider revolutionary unrests in the theological schools. The basis of this article is a diary of Nikifor Ilyinsky, graduate of the Vologda Theological Seminary, who had been inspector’s assistant in his native seminary for more than 30 years. N. Ilyinsky left valuable memories of the events he witnessed. Also, the materials from the Russian State Historical Archive and State Archive of the Vologda Region were used while writing the article. Most part of the materials is first introduced into scientific circulation. The aim of this work is to study the activities of rectors and inspectors of the Seminary to prevent revolutionary unrests, as well as the ways of counteracting students’ movement. The methodology of this study is mainly based on the historical research, involving consideration of the sources describing events and their development. This method allows recreating the real historical picture of the events happened in the early 20th century. Equally important is the biographical method which is also used. Due to this method it has been possible to specify the value of the personalities who played an important role in the events of the considered period. The method of analyzing of the sources on the studied topic, both archival and public, has been also applied. The article covers the period from 1900 to 1918. Within this time 3 rectors and 4 inspectors were replaced in the Vologda Seminary. Two major unrests — in 1901 and in 1905 — occurred in the Seminary during the supervision by Archpriest Alexander Agronomov as the rector and priest Alexiy Lebedev as the inspector. In both cases, the Seminary was temporarily closed and all students dismissed. Relative calm came during the rectorship of Archpriest Nikolay Malinovsky. It became possible due to his personal involvement in the Seminary’s life, as well as to his fruitful collaboration with the inspector Nikolay Khiltov. Under the last rector, Archpriest Nikolay Kibardin, no major upheavals occurred until the Seminary’s closure in 1918.

Ключевые слова (Keywords)

Святейший Синод, Учебный комитет, революционные волнения, духовная семинария, ректор, инспектор.
Holy Synod, Educational Committee, revolutionary unrest, theological seminary, rector, inspector.

Читать статью


Ю. С. Пыльцын
Yurii S. Pyltsyn
Дом Романовых в 1917/1918 г.: слухи и известия (по материалам дневника статского советника Г. С. Дюшена)
The House of the Romanovs in 1917/1918 Through the Prism of Gossip and News. Based on Materials from the Diary of State Councillor G. S. Dushen

Аннотация (Abstract)

В статье на материалах дневника статского советника и камер-юнкера Георгия (Юрия) Сергеевича Дюшена, хранящегося в Национальной библиотеке Норвегии, сделана попытка рассмотреть, как исторический источник слухи о членах Дома Романовых осенью 1917 — осенью 1918 гг. Дневник Г. С. Дюшена дает нам представление о слухах и известиях, почерпнутым из газет и из устных источников. Задача статьи — проанализировать зафиксированные в дневнике сведения, связанные с членами династии Романовых, основываясь на документах и других источниках личного происхождения, отчленить реальные факты от слухов и, по возможности, найти причины и поводы слухов. Требуется также выяснить, какой объем в известиях занимали подлинные факты, какой объем — слухи, насколько эти слухи искажали истинное положение дел.

Отдельно в статье разбирается информация о семье императора Николая II, содержащаяся в дневнике Г. С. Дюшена. На основании анализа всех упоминаний мы можем отметить, что столичный обыватель знал о местоположении Царской семьи, до него доходили слухи о быте Августейших узников, но точной информацией он не владел. После переезда Царской семьи в Екатеринбург сведения о ней исчезают до лета 1918 г., что связано с возросшей строгостью и секретностью содержания узников. Императорская семья также упоминалась в контексте слухов о скорой оккупации немцами Петрограда. В целом слухи о Царской семье в конце 1917 г. — начала 1918 г. эпизодичные неточны и отрывочны.

Помимо семьи императора в дневнике упоминаются и другие представители династии: вдовствующая императрица Мария Феодоровна, великие князья Михаил Александрович, Павел Александрович (и его морганатическая супруга О. В. Палей), Николай Николаевич (младший), Борис Владимирович, Сергей Михайлович, Дмитрий Константинович, Георгий Михайлович; великие княжны Ксения и Ольга Александровны, Мария Павловна (младшая); князья императорской крови: Гавриил, Иоанн, Константин и Игорь Константиновичи.

Большинство представителей династии жили в Петрограде или были из города, наоборот, высланы. Редко кто из живших вне столицы Романовых был известен (или интересен) петроградцам.

В статье мы также попытались обрисовать и политические взгляды самого Георгия Дюшена. Мы, в отличие от предыдущих публикаторов, усомнились в том, что Г. Дюшен был убежденным монархистом, и предположили, что политические симпатии Г. С. Дюшена были близки по взглядам к кадетской партии и/или «прогрессивному блоку».
This article is based on the diary of state councilor and court nobleman Geоrgii (Juri) Sergeyevich Dushen, which is kept in the National library of Norway. The author makes an attempt to use the rumors about the members of the Romanovs royal dynasty in the fall of 1917 — fall 1918 as a historical source. The diary of G. S. Dushen gives us some information about those rumors and stories taken from newspapers and oral sources.

The main idea of this article is to analyze the facts from the diary, associated with the Romanovs, by using documents and other personal sources, discern facts from rumors, and, if possible, find the sources and reasons for such rumors. The author tries to find out how much in those stories were real facts and how much were rumors, and how much the rumors were twisting the facts.

In addition, the author analyzes the information about Nicholas’ II family in Dushen’s diary. Based on the analysis of all the references we can tell that laypeople of the capital knew about the royal family whereabouts and heard rumors about the everyday life of the royal prisoners but they did not have clear information. After the royal family was moved to Yekaterinburg there is no information about them until the summer of 1918. This is explained by the state of secrecy around the prisoners. The Royal family was also mentioned together with the rumors about German troops, which were going to take Petrograd. On the whole, rumors about the royal family in the end of 1917 — beginning of 1918 are fragmented and far from truth.

Besides the Emperor’s family, other members of the royal dynasty are mentioned in the diary. The widowed empress Maria Fedorovna, Grand dukes Mikhail Alexandrovich, Pavel Alexandrovich (and his morganatic wife O. V. Paley), Nikolay Nikolaevich (junior), Boris Vladimirovich, Sergey Mikhailovich, Dmitry Konstantinovich, Georgii Mikhailovich, grand duchesses Ksenia and Olga Andreevna, Maria Pavlovna (junior), Princes of the Imperial Blood Gavriil, Ioahnn, Constantine and Igor Konstantinovich.

Most of these Romanovs still lived in Petrograd, or were forced out of town. Hardly any of the Romanovs who did not live in Petrograd presented any interest to its citizens.

In this article the author also tried to outline Dushen’s political views. Unlike other researchers, the author does not think that Dushen was a staunch monarchist but believes that his views were closer to the Cadet party or «Progressive block».

Ключевые слова (Keywords)

Георгий (Юрий) Дюшен, гражданская война, дневник, династия Романовых, император Николай II, революция, слухи.
Civil war, Diary, Emperor Nicolas II, Geоrgii Dushen, Rumors, Yurii Dushen, Revolution, Romanov Dynasty.

Читать статью


Протоиерей Владислав Мусихин
Archpriest Vladislav A. Musikhin
Попытка возвращения православного храма верующим в городе Березовском Свердловской области в 1947–1949 годах
An Attempt of Orthodox Christians to Return Back Their Church in the City of Berezovsky of the Sverdlovsk Region in 1947–1949

Аннотация (Abstract)

В статье представлена история борьбы группы православных верующих за возвращение здания храма в честь Успения Пресвятой Богородицы в г. Березовском Свердловской области в 1947–1949 гг. Политика советского государства в конце Великой Отечественной войны и в первые послевоенные годы по отношению к Русской Православной Церкви допускала в определенном объеме увеличение действующих храмов на территории СССР. Успенский храм в г. Березовском ранее официально не был закрыт, богослужения были прекращены в 1942 г. из-за отсутствия священника. Храмовое помещение не было занято никакими учреждениями. В полной сохранности находились не только церковное здание, но и весь внутренний инвентарь. Ситуация полностью соответствовала критериям, которыми руководствовался Совет по делам Русской Православной Церкви при рассмотрении ходатайств верующих об открытии церкви. Однако, несмотря на принятое положительное решение Советом по делам РПЦ о передаче храма верующим, противодействие местных партийных организаций было настолько сильным, что церковь так и не была возвращена, и богослужения в ней были возобновлены только в начале 1990-х годов. Решимость руководства Совета по делам РПЦ в попытках добиться выполнения принятого им решения постепенно сходила на нет. В конечном счете Совет вынужден было согласиться с отменой собственного постановления. Данная ситуация стала одним из важных эпизодов, иллюстрирующих ужесточение государственной политики по отношению к религиозным организациям в СССР в 1948 г. В частности, это ужесточение сопровождалось критикой в адрес руководства Совета по делам Русской Православной Церкви, которая была особенно острой в отношении его председателя Г. Г. Карпова. С этого времени процент положительных решений по ходатайствам верующих о возвращении им храмов был сведен к абсолютному нулю. С марта 1948 г. до середины 1950-х гг. не был открыт ни один православный храм.

Основным источником настоящего исследования стали отчеты уполномоченных Совета по делам РПЦ при облисполкоме Свердловской области и другие документы из Государственного архива Российской Федерации, ранее не публиковавшиеся. Кроме того, в работе использовались материалы различных церковно-исторических исследований. На основании документов впервые становятся известными точные обстоятельства неудачной попытки возвращения храма православными верующими города Березовского.
The article is devoted to the struggling of a number of Orthodox Christians for the return of a building of the church in the name of the Assumption of the Blessed Virgin Mary in the city of Berezovsky at Sverdlovsk Region in 1947–1949. The Soviet policy in relation to the Russian Orthodox Church allowed a certain increase of functioning churches in the USSR at the end of the Great Patriotic War and for several post-war years. The Assumption Church in Berezovsky had not been closed officially; the worships were discontinued in 1942 because of the absence of a priest. Temple premises were not occupied by any institutions. The church building was in a good condition as well as the equipment inside. The situation fully met the criteria according to which the Council for the Affairs of the Russian Orthodox Church was to follow when considering the applications of believers for a church opening. However, despite the positive decision of the Council for the Church Affairs concerning transfer of the church to the believers, an obstruction of the local party organizations was so strong that the church was not returned, and the divine services in it were resumed only in the early 1990s. The determination of the Council leaders in attempts to achieve the implementation of its decision gradually came to naught. Ultimately, the Council for the Church Affairs was forced to agree to cancel its own decision. That was just one of the many episodes illustrating the tightening of the state policy in relation to religious organizations in the USSR in 1948. In particular, this tightening was accompanied by criticism of the leaders of the Council for the Church Affairs, which turned to be especially acute in relation to its chairman G. G. Karpov. Since that time, the percentage of positive decisions at the request of Orthodox believers for the return of their temples has been reduced zero. From March, 1948 to the middle of 1950s there was not a single Orthodox church opened. The main source of this study is the reports of the authorized representatives of the Council for ROC Affairs under the Regional Executive Committee of the Sverdlovsk Region as well as some other documents from the State Archive of the Russian Federation that have bever been published before. The author also used materials from various church-historical studies. The exact circumstances of the unsuccessful attempt of the Orthodox believers to return their temple in Berezovsky have become known on the basis of historical documents for the first time.

Ключевые слова (Keywords)

гонения на Церковь, И. В. Сталин, город Березовский, храмы, Совет по делам РПЦ, уполномоченный.
persecution of the Church, Stalin, the city of Berezovsky, churches, Council for the Affairs of the Russian Orthodox Church, authorized representative.

Читать статью



Иеромонах Симон (Истюков)
Hieromonk Simon (Istyukov)
Борьба за права Церкви после окончания хрущевских гонений (на примере служения архиепископа Павла (Голышева) на Новосибирской кафедре в 1964–1972 гг.)
Struggle for the Rights of the Church after the End of Khrushchev’s Persecutions of the Church (On the Example of the Ministry of Archbishop Pavel (Golyshev) at the Novosibirsk Diocese in 1964–1972)

Аннотация (Abstract)

В статье делается попытка изложить малоизвестные факты из истории Новосибирской епархии, касающиеся борьбы архиепископа Павла (Голышева) за права Церкви. В настоящее время сведений о времени служения этого архиерея на Новосибирской кафедре в исторической и краеведческой литературе очень немного, имеются только упоминания о владыке Павле как хорошем проповеднике и защитнике православия. Деятельность архиепископа Павла представляет особенный интерес для истории Русской Православной Церкви не только потому, что его активная деятельность и независимость вызывали негативную реакцию уполномоченного Совета по делам религий, но и потому что он, как мог, сопротивлялся постановлению Архиерейского Собора 1961 г. о приходах, высказывался о необходимости выборов Патриарха тайным голосованием, за независимость архиереев от контроля уполномоченных в церковных делах, что было в те времена возмутительным инакомыслием.

В работе использованы источники из фонда новосибирского уполномоченного Совета по делам религий (Государственный архив Новосибирской области) и личного дела архиепископа Павла (ГАРФ), воспоминания архиепископа Василия (Кривошеина) и новосибирского протоиерея Павла Патрина, исследования историка С. С. Бычкова и другие. Выяснено, какие действия архиерея вызывали недовольство уполномоченного: привлечение молодежи в обслуживающий персонал епархиального управления и для служения иподиаконами, «вмешательство» владыки в дела приходов, большое количество монашеских постригов, замена пожилых священников молодыми и образованными, частые поездки архиерея по епархии, возбуждение им ходатайств об открытии храмов. Анализируются жалобы на владыку Павла о финансовых нарушениях в деятельности Епархиального управления, приводятся свидетельства о двукратной попытке отравления архиерея с целью не допустить его участие в Поместном Соборе 1971 г., а также при каких обстоятельствах владыка Павел был отстранен от управления Новосибирской епархией и впоследствии переведен на Вологодскую кафедру.
This paper is to outline little-known facts from the history of Novosibirsk diocese concerning the struggle of Archbishop Pavel (Golyshev) for the rights of the Church. At present, there is a lack of information in historical and local history literature about the period of his ministry at the Novosibirsk pulpit except for the references to Bishop Pavel as a good preacher and defender of Orthodoxy. The activities of Archbishop Paul are of particular interest to the history of the Russian Orthodox Church, not only because his active work and independence caused a negative reaction from the authorized representatives of the Council for Religious Affairs, but also because he dared to resist the decision of the Bishop’s Council of 1961 on parishes, pointed to the need for the election of Patriarch by a secret ballot and for bishops’ independence from any control by the Council for Church Affairs, which was in those times outrageous dissent. A number of sources have been used in the article: documents from the State Archive of Novosibirsk Region (Stock of the Authorized Council on the Russian Orthodox Church) and the personnel file of Archbishop Pavel (from the State Archive of Russian Federation), memoirs of Archbishop Vasily (Krivoshein) and Novosibirsk archpriest Pavel Patrin, research materials of the historian S. S. Bychkov and others. The author has found out what actions of the Archbishop caused animosity with the state authorities: attracting young people to work in the diocesan administration and to serve as sub-deacons, “intervening” of the bishop in the parishes’ affairs, a large number of monastic tonsure, replacing elderly priests with young and educated, frequent trips of the bishop within the diocese and initiating of petitions for opening churches. The author analyzes complaints against Vladyka Pavel about financial irregularities in the activities of the diocesan administration and provides evidences of an attempt to poison the Archbishop in order to prevent his participation in the Local Council of 1971, and also the circumstances under which Archbishop Pavel was removed from the administration of the Novosibirsk diocese and subsequently transferred to the Vologda diocese are given here.

Ключевые слова (Keywords)

Русская Православная Церковь, архиепископ Павел (Голышев), Новосибирская епархия, Архиерейский Собор 1961 г., Поместный Собор 1971 г.
Russian Orthodox Church, Archbishop Pavel (Golyshev), Diocese of Novosibirsk, Bishops’ Council of 1961, Local Council of 1971.

Читать статью


Иеромонах Антоний (Малинский)
Hieromonk Antony (Anatoly V. Malinsky)
Гулькевичский пастырь (к биографии священника Николая Вознесенского)
A Gulkevichi Pastor (To the Biography of Priest Nikolay Voznesensky)

Аннотация (Abstract)

В статье рассматривается один из многочисленных трагических эпизодов в истории Русской Православной Церкви в XX столетии — гибель священника города Гулькевичи Краснодарского края Николая Ивановича Вознесенского (1882–1937 гг.), который происходил из священнической династии дореволюционной Псковщины. Судьба его стала примером того, через какие тяжелые испытания Русская Православная Церковь прошла в послереволюционные годы. В статье прослеживаются служебные вехи в карьере священника, административные и преподавательские назначения, награды и медали. В годы Первой мировой войны священник имел отношение к общественной деятельности, связанной с мобилизацией населения на фронт. Как представитель духовенства священник уже в конце 1920-х гг. имел сложности с советской властью — был лишен избирательных прав, члены семьи священника была вынуждены проживать раздельно друг от друга. В 1937 году отец Николай был арестован. Пытаясь отвести угрозу от своего сына, обвиненного в участии в студенческой фашистской группировке, священник был вынужден частично признать обвинения и свидетельства против себя. В течение месяца его судьба решилась — он был обвинен в контрреволюционной агитации, деятельности против советской власти и расстрелян. Сын отца Николая был приговорен к 10 годам заключения. При изучении биографии священника использовались данные Государственного архива Псковской области, Государственного архива Ставропольского края, Государственного архива Краснодарского края, а также публикации в Ставропольских епархиальных ведомостях. Неоценимую помощь в написании данного материала оказали и сведения из семейного архива семьи Вознесенских, представители которой свято хранят память о своем трагически погибшем родственнике. В заключительной части статьи приведены факты о судьбе гулькевичского храма и потомках священника. В городе Гулькевичи в настоящее время память об отце Николае и его трагической гибели утеряна. Настоящая статья призвана восстановить справедливость и восполнить память об этом христианском мученике.
The article deals with one of the numerous tragic episodes in the history of Russian Orthodox Church in 20th century — death of Nikolay Ivanovich Voznesensky (1882–1937), priest from the city of Gulkevichi (Krasnodar Territory), who originated from a priest family of Pskov region. His life became an example of the difficult trials the Russian Orthodox Church went through in the post-revolutionary period. The author monitors the priest’s career stages, administrative and pedagogical appointments, and rewards. During First World War Nikolay Voznesensky took part in social activities related to people’s mobilization to the front. As a representative of the clergy he had problems with Soviet government in the late 1920s — the priest was deprived of voting rights, while his family members were forced to live separately from each other. In 1937 Fr. Nikolay was arrested. In attempt to protect his son who was also accused of collaboration with fascist organization, the priest was bound to partly accept the accusations and evidences against himself. His fate was decided within a month. He was accused of “counter-revolutionary agitation and activity against Soviet government” and then executed by shooting. His son was sentenced to 10 years of imprisonment. When studying the priest’s biography the author used documents from the State Archives of Pskov, Stavropol and Krasnodar Regions, as well as publications of the Stavropol Diocesan Gazette. Materials from the family archive of Voznesensky’s descendants (who cherish memory of their tragically lost ancestor) have been an important contribution to the current study. The final part of the article contains some facts on the fate of Gulkevichi church and descendants of the priest. In the city of Gulkevichi, the memory of Father Nicholas and his tragic death is now lost. This article is intended to restore justice and compensate for the memory losses.

Ключевые слова (Keywords)

Краснодарская епархия, мученичество, священник Николай Вознесенский, Гулькевичи, сталинские репрессии.
Krasnodar diocese, martyrdom, priest Nikolay Voznesensky, Gulkevichi, Stalin’s repressions.

Читать статью


А. В. Поволоцкая, В. Г. Подковырова, Д. В. Панькин, Н. С. Курганов, А. В. Курочкин
Anastasia V. Povolotckaia, Vera G. Podkovyrova, Dmitry V. Pankin, Nikolay S. Kurganov, Alexey V. Kurochkin
Французский Легендарий XIII–XIV в. (БАН. F 403): исследование современными оптическими методами
French Legendary XIII–XIV Century (BAN, F 403) — Research by Modern Optical Methods

Аннотация (Abstract)

Статья посвящена начавшимся в 2018 г. исследованиям рукописи французского средневекового Легендария. Пергаменный кодекс был создан, вероятно, в XIII–XIV в. на территориях, совпадающих и граничащих с современной Бельгией. За исключением имен нескольких владельцев — короля Франции Карла V, герцога Бургундии Филиппа Доброго и последнего владельца графа К. К. Палена — история бытования рукописи практически неизвестна. Книжный памятник в XX в. серьезно пострадал и от произошедшего по неизвестным причинам намокания, и от последующего неправильного хранения, и от экспериментов с различными формами реставрации 1930-х и 1950–2000 гг. К текущему моменту все реставрационные работы закончены, рукопись хранится в расплетенном виде, каждый отдельный лист заключен в специальный конверт из полиэтилентерефталата, запаянный с трех сторон. Совместное изучение проводится группой исследователей, представляющих CПбГУ и БАН. Ведущиеся в настоящее время работы включают оптико-фотографическое изучение методом видимой люминесценции при возбуждении ее в диапазоне 300–400 нм. Для исследования используются осыпания поверхностного слоя, извлеченные из консервационных капсул, в которых хранятся листы пергамена. Количество и состав осыпаний позволяют оценить степень сохранности рукописи и целесообразность ее нахождения в инкапсулированном виде. Исследования методами колебательной спектроскопии (спектроскопия комбинационного рассеяния света (англ. Raman spectroscopy), инфракрасная спектроскопия с преобразованием Фурье (англ. FTIR spectroscopy)) позволяют судить о составе самого пергамена, чернил и пигментов, использованных при создании рукописи. Неразрушающие рукопись исследования открывают перспективы разработки новых путей к возможной реконструкции утраченных более чем наполовину элементов текста и изображений кодекса. В настоящее время получен ряд результатов, позволяющий говорить о возможности выделения нескольких «слоев» химических соединений разного происхождения. Часть из них современна созданию рукописи, другие части синхронны нескольким этапам реставрационных работ.
The article is devoted to the research of the French medieval manuscript Legendarium, which began in 2018. The manuscript is written in the XIII–XIV century on parchment, perhaps on the territories coinciding and bordering with modern Belgium. With the exception of the names of several owners — King of France Charles V, Duke of Burgundy Philip the Good and Count K. K. Palen (the last owner) — the history of the manuscript is almost unknown. The book suffered seriously in the XX century from some wetting of unknown cause and from improper storage, and from experiments with various forms of restoration in the 1930s and 1950–2000. All restoration work has been completed currently, the manuscript is kept in a unplait form, each individual sheet is enclosed in a special envelope from olyethylene terephthalate, sealed on three sides. Joint work is carried out by a group of researchers from SPbSU and Library of the Russian Academy of Sciences. The work includes an optical-photographic study using the visible luminescence method excited in the 300–400 nm range. The flakes of the surface layer, extracted from the preservation envelopes, which contain the sheets of parchment was used for the study. The amount and composition of the flakes make it possible to assess the degree of preservation of the manuscript and the expediency of its storage in an encapsulated form. Investigations by vibrational spectroscopy technique (Raman, FTIR) allow to understand the composition of the parchment, ink and pigments used in the manuscript. Non-corroborating manuscript studies provide an opportunity to develop new ways to possible reconstruction of lost more than half text elements and images of the manuscript. А number of results have been already obtained, which suggests that it is possible to isolate several “layers” of chemical compounds of different origin. Some of them are modern to the time of the manuscript creation, others parts are synchronous to several stages of restoration work.

Ключевые слова (Keywords)

средневековые рукописи, французский Легендарий, сохранность, исследования методами колебательной спектроскопии.
medieval manuscripts, French Legendary, safety, vibrational spectroscopy.

Читать статью


ПУБЛИКАЦИИ


А. К. Клементьев
Alexander K. Klementiev
Печерский Успенский монастырь в документах монастырского и епархиального архивов и свидетельствах 1928–1935 годов
Pechersk Assumption Monastery in the Documents of the Monastic and Diocesan Archives and Certificates of 1928–1935 Years

Аннотация (Abstract)

Предлагаемые в настоящей публикации материалы — продолжение документального приложения к статье, посвященной Печерскому (Петсерскому) епископу Иоанну (Ивану Александровичу Булину), помещенной в Вестнике Екатеринбургской духовной семинарии в № 1 за 2019 г. Из направлявшихся Св. Синоду Эстонской Апостольской Церкви настоятелем монастыря годичных отчетов (за 1929 и 1930 годы) можно составить ясное представление обо всех сторонах жизни обители и определенно сказать, чем же был Успенский Печерский монастырь в это время. Это наиболее информативные и исторически значимые документы о Печерском монастыре из тех, что становились доступными исследователям и читателям. Отчет о состоянии обители, составленный игуменом Павлом (Горшковым), позволяет понять, в каком виде оставил обитель епископ Иоанн, когда был отрешен от управления ею, и что удалось ему сделать за годы руководства Успенским монастырем. Особый интерес представляют свидетельства о жизни обители в 1928–1935 гг. Это: 1) подробный рассказ о знакомстве с Печерским монастырем, составленный известным этнографом, путешественником и едва ли не самым читаемым русскими эмигрантами беллетристом-современником Сергеем Рудольфовичем Минцловым; 2) письменный отчет духовника РСХД прот. Сергия Четверикова, оставившего наиболее обстоятельный рассказ о первом Общем съезде РСХД, прошедшем в Печерской обители в Эстонии; 3) документально точное повествование о событиях 1932 г. в Печорах; 4) удивительно красивое описание странствия Ивана Сазонтовича Лукаша и знакомства с монастырем летом-осенью 1929 г. и, наконец, 5) важнейшее свидетельство историка, археолога и своеобразного литератора Леонида Федоровича Зурова об исключительно плодотворных церковно-археологических изысканиях, проводившихся им при постоянном содействии епископа Иоанна в стенах монастыря и в окрестных селениях. Все печатаемые материалы сообщают весьма важные сведения о жизни православных в Эстонской Республике в межвоенные десятилетия.
The materials proposed in this issue continue the documentary Annex to the article on Ioann (Ivan Bulin), Bishop of Petchery (Pechersk), that was published in Issue 1, 2019 of the Ekaterinburg Theological Seminary Bulletin. Based on the annual reports (for 1929 and 1930) sent to the Holy Synod of the Estonian Apostolic Church by the monastery Father Superior one can form a clear picture of all the aspects of the monastery life to say definitely what the Pechersk Assumption monastery was at that time. These reports are the most informative and historically significant documents about the Pechersk monastery that have become available to readers and researchers.

The report on the state of the monastery, compiled by hegumen Paul (Gorshkov), allows to understand the status of the monastery when Bishop John was removed from its management, and what he had achieved while running the Assumption monastery. Of particular interest are the evidences of the monastery life in 1928–1935. This is: 1) a detailed story on the visit to the Pechersk monastery, compiled by Sergey Rudolfovich Mintslov, a famous ethnographer and traveler widely recognized among Russian emigrants as a most popular contemporary writer; 2) a written report of prot. Sergius Chetverikov, the Confessor of the Russian Student Christian Movement (RSCM), who left the most detailed statement of the first General Congress of the RSCM, held in the Pechersk monastery in Estonia; 3) a documentary accurate account of the events of 1932 in the Pechora; 4) a surprisingly great description of the journey of Ivan Sazontovich Lukash and his acquaintance with the monastery in the summer and autumn of 1929; and, finally, 5) the most important evidence of the historian, archaeologist and unique writer Leonid Fyodorovich Zuroff about the enormously fruitful Church-archaeological research within the monastery walls and in the surrounding villages, conducted by him with the constant assistance of Bishop John. All the published materials provide rather important information about the life of the Orthodox Christians in the Republic of Estonia during the interwar decades.

Ключевые слова (Keywords)

Успенский Печерский монастырь, епископ Печерский Иоанн (Булин), прот. Сергий Иванович Четвериков, Русское студенческое христианское движение в Прибалтике, Иван Сазонтович Лукаш, Сергей Рудольфович Минцлов, Леонид Федорович Зуров.
Dormition Kyiv-Pechersk monastery, Bishop of Pechersk John (Bulin), Archpriest Sergius Ivanovich Chetverikov, Russian Student Christian Movement in the Baltic States, Ivan Sazontovich Lukash, Sergey Rudolfovich Mintslov, Leonid F. Zuroff.

Читать статью


РЕЦЕНЗИИ, АННОТАЦИИ И БИБЛИОГРАФИЯ


А. Н. Калягин
Alexey N. Kalyagin
«Новейшей истории Русской Церкви посвящается». Рецензия на книгу: Кострюков А. А. Лекции по истории Русской Церкви (1917–2008): учебное пособие. М.: Изд-во ПСТГУ, 2018. 368 с.
“To the Newest History of the Russian Church Dedicated”. Review of the Book: Kostryukov A. A. Lectures on the History of the Russian Church (1917–2008): Educational Handbook. Moscow, 2018

Аннотация (Abstract)

Рецензия рассматривает учебное пособие «Лекции по истории Русской Церкви», подготовленное доктором исторических наук, кандидатом богословия А. А. Кострюковым. Издание в компактной форме охватывает большой и насыщенный событиями исторический период в российской истории и истории Русской Церкви — от восстановления патриаршества до кончины патриарха Алексия II. Автор блестяще раскрывает сущность происходивших событий, ярко иллюстрирует их цитатами из источников, биографиями представителей духовенства и мирян. Пособие стало изданием, которое будет полезно не только обучающимся, но и всем интересующимся историей Русской Православной Церкви.
The review considers the manual “Lectures on the History of the Russian Church”, prepared by A. A. Kostryukov, Doctor of Historical Sciences and candidate of Theology. The edition in a compact form covers a large and eventful historical period in Russian history and the history of the Russian Church — from the restoration of patriarchate to the death of Patriarch Alexy II (Rediger). The author eloquently reveals the essence of the events that took place, brightly illustrating them with quotations from the sources and biographies of representatives of the clergy and laity. The manual is an edition that will interest not only the students, but all those interested in the history of the Russian Orthodox Church.

Ключевые слова (Keywords)

Русская Церковь, Русская Православная Церковь, Новейшая история, история XX века, рецензия, учебное пособие.
Russian Church, Russian Orthodox Church, modern history, history of XX century, review, textbook.

Читать статью


ПЕРСОНАЛИИ


К 50-летию Оксаны Анатольевны Бондарец
The Anniversary of Oxana A. Bondarets

Читать статью


К 60-летию Ирины Юрьевны Горской
The Anniversary of Irina Yu. Gorskaya

Читать статью